Часовня-усыпальница Святополк-Мирских

Православная часовня-усыпальница
Часовня-усыпальница Святополк-Мирских
Капліца-пахавальня Святаполк-Мірскіх
Часовня-усыпальница. Главный фасад
Часовня-усыпальница. Главный фасад
53°27′05″ с. ш. 26°28′31″ в. д.HGЯO
Страна  Белоруссия
Городской посёлок Мир (Гродненская область)
Конфессия православие
Епархия Новогрудская и Слонимская епархия
Архитектурный стиль модерн
Автор проекта Роберт Марфельд
Архитектор Марфельд, Роберт Робертович
Основатель К. М. Святополк-Мирская
Дата основания 1904
Строительство 19041910 годы
Состояние церковь действует
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе
Знак «Историко-культурная ценность» Объект Государственного списка историко-культурных ценностей Республики Беларусь
Код: 412Г000723

Часовня-усыпальница Святополк-Мирских (иногда Спасская часовня[1][2]) — памятник архитектуры в городском посёлке Мир Кореличского района Белоруссии. Расположен недалеко от Мирского замка в английском парке, заложенном в конце XIX — начале XX века.

Часовня-усыпальница была построена по проекту архитектора Роберта Марфельда в 1904—1910 годах на средства Клеопатры Святополк-Мирской и освящена в честь святого Николая Чудотворца. В последующие годы в склепе были захоронены шесть членов рода Святополк-Мирских. Во время присоединения к Польше благодаря стараниям князя Михаила Святополк-Мирского вокруг здания были высажены редкие хвойные деревья и розы. С приходом советской власти церковное имущество было разграблено, часть удалось перевести в соседний храм. В послевоенное время в часовне разместили зернохранилище спиртзавода. Затем она долгое время находилась в запустении. В 2004 году были начаты реставрационные работы, которые были завершены к 1 декабря 2008 года, когда двери часовни были открыты для посетителей. В 2014 году были проведены первые службы: панихида и Божественная литургия.

Большинство исследователей относит часовню-усыпальницу к стилю модерн. С архитектурной точки зрения, динамично-ассиметричная композиция здания оказалась для своего времени новаторской. Его составными частями являются притвор, зал часовни, апсида и доминанта часовни — высокая башня-звонница. Усыпальница как пластически, так и колористически насыщена. Самостоятельными элементами являются герб-картуш Святополк-Мирских и огромное мозаичное панно с изображением Христа Вседержителя. Последнее главенствует в облике часовни. Внутри здание состоит из двух уровней — крипты и собственно зала для проведения служб. Сама часовня является уже и малой архитектурной формой Мирского парка.

Часовня-усыпальница Святополк-Мирских входит в Мирский замково-парковый комплекс, который в 2000 году включён в Список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО в Белоруссии. Живописное мозаичное панно отдельно включено в Государственный список историко-культурных ценностей Республики Беларусь[3].

История

Автором проекта часовни-усыпальницы выступил петербургский архитектор Роберт Робертович Марфельд[4][5][6], который никогда так и не побывал в Мире. Эскиз, датированный 1901 годом, был опубликован в 1902 году Г. В. Барановским в его «Архитектурной энциклопедии второй половины XIX века»[7]. 24 августа 1902 года проект одобрило Строительное отделение Минского губернского правления. По мнению некоторых исследователей, Марфельд, проявивший себя здесь как смелый художник-композитор и стилизатор[8], хотел добиться, чтобы здание перекликалось со средневековым Мирским замком, на что указывают устремлённость вверх, готическая кладка, красный цвет кирпича[6] и фактура и цвет камня для облицовки цоколя[9]. Сверхзадачей, по мнению искусствоведов, стояла идея создания «внутрисемейного символа высокородного происхождения и аристократизма» заказчиков, и как результат часовня достигла объёмов небольшой церкви[9].

Клеопатра Святополк-Мирская

Средства на строительство были выделены княгиней Клеопатрой Михайловной Святополк-Мирской[Комм 1]. Возведение часовни началось в 1904 году[Комм 2]. При этом существует мнение, что постройка завершилась в 1911 году[10][11]. Однако исследовательницы О. Новицкая и Л. Прокопенко на основании клировых ведомостей церквей округа за 1910 год, в которых уже упомянута «церковь-склеп князей Святополк-Мирских в имении Замирье», настаивают именно на том, что часовня была построена уже в этом году. В то же время клировая ведомость Мирской Николаевской церкви 1909 года данных о часовне не содержит. Благодаря обнаруженным в архиве Свято-Троицкой церкви документам удалось установить, что часовня была освящена в честь Святого Николая[12][13]. Это же подтверждает и «Кліравая Ведамасьць Наваградзскай і Баранавіцкай Епархіі, Царквы Сьвята-Троіцкай, горада Міра, Мірскага Благачынія, Мірскага раёну, Баранавіцкай акругі за 1942 год». Возможно, выбор имени святого был связан с тем, что часовня была построена в память о Николае Ивановиче Святополк-Мирском, муже княгине Клеопатры. Местные жители доступа в часовню не имели[10].

В феврале 1910 года в часовне была захоронена княгиня Клеопатра Святополк-Мирская, а 3 мая 1913 года — её внучка, дочь её сына Ивана Соня Святополк-Мирская (утонула в Болгарии[14]). Данные о последнем захоронении сохранились в Богослужебном дневнике 1899—1914 годов из Национального исторического архива Беларуси. Панихиду провёл священник И. Хлебцевич и дьякон Занцевич, после чего состоялись проводы со станции Замирье в Мир и панихиды с погребением в склепе. Участвовали протоиерей Ф. Сцепуро и тот же священник Хлебцевич. В то же время дата перезахоронения самого князя Николая Святополк-Мирского достоверно неизвестна[15].

По одной из версий, после присоединения Мира к Польше в 1921 году часовня стала католической и использовалась как костёл[16]. В то же время сохранились данные о том, что проводился крестный ход, когда утром в пятницу перед Пасхой из церкви выносилась плащаница и относилась в часовню, называемую местными жителями Княжеской церковью. Забиралась плащаница в субботу вечером. Согласно другим воспоминаниям местных жителей, служб в часовне не проводилось, кроме освящения хлеба на Троицу. По воспоминаниям местных жителей, в 1920—1930-е годы колоколов было уже не менее трёх. Двери в это время были дубовыми с вырезанными на них крестами[17]. За часовней присматривал сам князь Михаил Святополк-Мирский[18].

В 1922 году в часовне-усыпальнице был захоронен Иван Святополк-Мирский. В 1938 году состоялись похороны князя Михаила, ставшего в 1930-е годы католиком[Комм 3]. Его отпевание было проведено в Николаевском костёле, после чего гроб с телом по улице Несвижской был доставлен непосредственно в часовню. Внутрь склепа, где князь был захоронен справа от входа[19], из пришедших на похороны попасть смогли лишь некоторые люди[15]. Кто был захоронен шестым в усыпальнице, достоверно неизвестно. Среди возможных рассматриваются князь Владимир Николаевич Святополк-Мирский (умер в Египте в 1906 году), внук князя Николая и Клеопатры князь Николай Семёнович Святополк-Мирский и одна из тётушек князя Михаила[20][21].

Согласно одним данным, церковное имущество было разграблено в 1939 году. В то же время, согласно данным из архива Свято-Троицкой церкви, представители власти вывезли всю церковную утварь в 1940 году. То, что осталось, в 1940 году оказалось в Свято-Георгиевской церкви на православном кладбище в Мире. 14 августа 1948 года вышло постановление Мирского райисполкома, согласно которому здание часовни стало использоваться как зернохранилище спиртового завода[22][23][24]. В этих целях часовня использовалась около 20 лет[25]. В крипте хранились же торф и уголь[25]. В октябре 1978 года Совет министров БССР принял Постановление о реставрации Мирского замка и строительстве в г. п. Мир художественного профессионально-технического училища. В соответствии с ним планировались работы по комплексной реставрации Мирского замково-паркового комплекса, включая и часовню[26].

В 1993 году часовня ещё не действовала[27]. В 2000 году часовня-усыпальница в составе объекта «Замковый комплекс Мир» вошла в Список Всемирной природного и культурного наследия ЮНЕСКО[28]. 2004 год стал годом начала реставрационных работ, которые продолжались в течение четырёх лет[23]. По состоянию на 2007 год, по мнению реставраторов, для часовни-усыпальницы должны были быть проведены ещё дополнительные исследования. В первую очередь была поставлена задача восстановления интерьера по некоторым сохранившимся предметам: иконостасу церкви в Берёзовке, паникадилу в Троицкой церкви Мира, фотографиям северного и южного фасадов часовни, на которых видны иконы Святого Николая Чудотворца и Богоматери Умиление (возможно, Владимирской). Кроме того, одной из целей реставраторов стала идентификация надгробий в усыпальнице[29]. 27 апреля 2007 года, после освящения, на звонницу был поднят колокол с нанесённым текстом «Памяні, Госпадзе, душы памерлых раб Тваіх роду Святаполк-Мірскіх»[23]. 10 марта 2008 года министром культуры Республики Беларусь В. Ф. Матвейчуком была утверждена Научная концепция по реставрации и музеефикации Замкового комплекса «Мир», согласно которой часовня, занимающая 200 м², была включена в музейно-экспозиционную зону[30]. В рамках реставрационных работ для главного и бокового фасадов были изготовлены три мозаики: «Св. Николай», «Богоматерь Донская» и «Богоматерь Иверская». Авторами выступили художники-монументалисты Виктор Барабанцев и Денис Чубуков и художник-исполнитель Анатолий Чугункин. Первоначально к окончанию реставрации часовни в ней планировалось разместить временную выставку «Часовня-усыпальница князей Святополк-Мирских. Заказчики и строители. История строительства и реставрации» (в склепе часовни[31]). В 2008 году было запланировано на будущий год размещение в памятнике икон из коллекции Национального художественного музея[32][31]. Также в планы было включено наблюдение за температурным режимом из-за отопления памятника, чтобы предотвратить негативное воздействие на исторические ценности[31].

Для посетителей часовня-усыпальница была открыта 1 декабря 2008 года[33]. Тогда же в ней прошла выставка работ минского фотохудожника Георгия Лихтаровича «В утешение людям…» в честь 30-летия архипастырского служения в Белоруссии Митрополита Минского и Слуцкого Филарета, Патриаршего Экзарха всея Беларуси. 22 православных храма, фото которых размещены на выставке, были построены под омофором Митрополита Филарета[34].

Ход реставрационных работ
Belarus-Mir-Chapel-Burial-Vault of Svyatopolk-Mirsky-1.jpg
В 2005 году
Г.п.Мір - Капліца-пахавальня PICT5068.jpg
В 2007 году
Мір. Капліца..jpg
В 2009 году

В то же время при проведённых к 2009 году реставрационных работах был допущен ряд ошибок. Так, во время форсированной подготовки к празднованию Дня белорусской культуры и печати в 2002 году по инициативе Гродненского облисполкома было произведено выравнивание грунта вокруг усыпальницы, итогом чего стало затопление нижней части часовни. Отдельно была поставлена проблема реставрации печей: вместо аккуратной работы с изразцами и тщательного изучения кладки печи были просто разрушены. Планировавшееся возведение их аналогов предусматривало облицовку их дорогостоящими новыми изразцами, которые, несмотря на изготовление по образцу старых, не решат проблему аутентичности[35].

Для часовни-усыпальницы Святополк-Мирских был изготовлен новый иконостас из дуба[36], копия оригинального: установка произошла осенью 2009 года[22]. В 2013 году в часовню был возвращён оригинальный крест, находившийся над царскими вратами[37]. 2014 год стал особым годом для церкви, ибо в ней начались богослужения. Так, первой 22 марта, в день памяти Сорока Севастийских мучеников, в склепе состоялась панихида[23]. Она была проведена с церковным хором по просьбе Марии Святополк-Мирской, правнучке князя Н. И. Святополк-Мирского, обратившейся на интернет-страницу Свято-Троицкой церкви[25]. В самой же часовне 22 мая, в день памяти святителя Николая, была проведена Божественная Литургия[23].

Здание является частью Мирского замково-паркового комплекса[38][39], который 1 апреля 2011 года стал самостоятельным музеем[40].

Архитектура

Само здание, будучи памятником архитектуры столичного уровня[8], в то же время выступило проявлением части европейской усадебной культуры XIX века (включая Россию), а именно возведения, как правило, в ретроспективных стилях, небольших часовен-усыпальниц в ансамблях имения[41]. В поисках новой архитектурно-художественной выразительности архитектор Марфельд прибегал к использованию мотивов древнерусского искусства и зодчества (панно с изображением Спаса)[Комм 4][42][43]. По мнению В. М. Чернатова, обращаясь к историческому наследию, Р. Марфельд смог «уяснить прообраз своей сугубо индивидуальной художественной композиции с элементом парадоксальности», чем объясняется резкое отличие часовни от канонических сооружений данного типа. По мнению же других искусствоведов[43],

заимствование касается не столько отдельных форм и приёмов, сколько идеальной модели архитектурного стиля, которую он трансформировал и стилизовал в соответствии с эстетическими идеалами современности.

Эскизы Р. Р. Марфельда (1901 год)
Эскиз Главный фасад.gif
Главный фасад
Эскиз Боковой фасад.gif
Боковой фасад

Внешний облик

Новаторская пространственная композиция часовни-усыпальницы носит динамично-асимметричный характер[4][5]. По мнению белорусского искусствоведа Б. А. Лазуко, асимметричность поддерживает башня-звонница, а своеобразную пространственную глубину имеет главный фасад[44]. Исследователь А. Н. Кулагин же так пишет об этом[42][45]:

Возвышенная пластичная экспрессия, активизация силуэта, внутренняя напряжённость композиции и взаимоперерастание масс (что вызывает ощущение органичного роста) — характерные черты строения.

Основной объём является компактным вертикальным[4][46] и прямоугольным в плане, при этом с севера углы срезаны[27][44]. Увесистая, массивная основа часовни, создаваемая основным объёмом, обусловлена его отягощённостью высокой апсидой, двумя порталами и высокой лестницей главного входа[9]. Составными частями композиции здания, обладающего выразительным силуэтом[9], являются притвор[Комм 5], прямоугольный в плане зал, пятигранная апсида (по одним данным, размещена на востоке[44], а по другим — на севере[4][46]) и высокая четырёхгранная трёхъярусная башня-звонница, являющаяся доминантой часовни. Особенностью данной звонницы, обладающей небольшим эллиптичным (шлемовидным[8]) купольным покрытием[44] и открытой на четыре стороны[8], является то, что местом её размещения был выбран восточный угол часовни асимметрично центральной оси фасада[4][5]. Сама башня-звонница была возведена над боковым входом, для выделения которого использовали специальную пристройку[4][46]. Данный внешний вход ведёт в крипту часовни[42]. На плоскостях стен звонницы имеются узкие щели-проёмы; этот приём вызывает ассоциацию с белорусскими храмами оборонительного зодчества XV—XVI веков[8].

Для притвора решение было найдено в глубоком ризалите с треугольным фронтоном. Для оформления входа был избран мощный приземистый арочный перспективный портал, для фланкировки которого были использованы угловые контрфорсы. Арочные оконные проёмы боковых фасадов и апсиды были выполнены высокими и узкими[5][42]. Кроме того, имеется боковой портал[9].

Эскизы Р. Р. Марфельда (1901 год)
План верхней части часовни.gif
План верхней части часовни
План часовни-усыпальницы Святополк-Мирских в г. п. Мир.gif
План крипты
Продольный разрез.gif
Продольный разрез часовни

Помимо развитой пластической насыщенности[8], выделяется насыщенность колористического решения здания, которое, по описаниям 1986 и 1993 годов, достигалось сочетанием красного кирпича, белых декоративных деталей (полуколонки, изумрудно рустованные наличники окон, карниз с сухариками и прочие), серого бетона, полихромной бутовой кладки цоколя[Комм 6] и полихромной мозаики[27][47]. В 2000-х годах описывалось уже сочетание красной кирпичной кладки высокого качества с розовой бутовой кладкой высокого цоколя и со светлыми оштукатуренными декоративными элементами. К последним относили карнизы, фриз «изумрудного» руста, панели, колонки, тяги, наличники. Благодаря цветному решению часовни-усыпальницы (красный кирпич, бутовый камень, бетон, красочное мозаичное панно) достигается гармония между этим зданием, средневековым замком, парковым окружением и водоёмом и увеличивается живописность этого места[5][42][48].

По мнению исследователя В. М. Чернатова, своеобразие внешнего вида часовни обеспечивается синтезом «архитектуры и изобразительного искусства, современных декоративных средств», среди которых исследователь выделяет, кроме панно и картуша, орнаментально-декоративные пояса, карнизы, обрамления арочного перспективного портала, металлические ограждения решёток с интересным рисунком[8]. По мнению же А. Г. Шимелевич, все эти элементы декора — широкие горизонтальные тяги, карнизы сложного профиля с медальонами и сухариками, архивольты подкупольной конструкции, пилястры (юго-западный угол часовни) — свидетельствуют о чрезвычайной находчивости Марфельда и его умении «насыщать и временами перенасыщать композицию деталями и акцентами»[9]. Исследовательница отмечает сложность систематического описания декора, но в то же время, называя его «ретроспективным», считает, что большинство мотивов объединяет «генетическая связь с классической художественной системой»[49]. Общая же характеристика декоративных элементов памятника архитектуры дана искусствоведом Б. А. Лазуко[44]:

Декор — это белые сложные карнизы, сухарики, полуколонки — концентрируется в отдельных точках фасадов, создаёт умелые контрасты с плоскостью стен и эффект нарастания внимания.

Отзывы о здании в целом различаются. Так, Ю. Иодковский в 1915 году писал, что часовня вкупе с парком свидетельствует «о бездарности современного вкуса»[50]. А. Г. Варавва пишет, что «камерная по масштабам» часовня «эффектно поставлена среди окружающего пейзажа и привлекает к себе внимание зрителей причудливостью форм и асимметрией композиции»[51]. Ряд искусствоведов считает, что часовня является наглядным примером застройки белорусских городов конца XIX — начала XX века, а именно проникновения пейзажного принципа организации городской среды и ориентации «на собственные исторические и художественные традиции»[52]. Искусствовед А. Г. Шимелевич считает усыпальницу «одним из наинтереснейших памятников архитектуры» Белоруссии и «авангардистским экспериментом переходной эпохи», а её композиционное решение удачным[9]. В. М. Чернатов и А. Т. Федорук отмечают в здании, несмотря на его сравнительно скромные размеры, такие черты как, монументальность и цельность, приятные пропорции и сочная цветовая гамма (красные кирпичи и бетонные вставки)[8][53]. На взгляд В. М. Чернатова, часовня с её архитектурой является новаторским прорывом и шагом вперёд «к свободе мысли и творчества в культовой (православной) архитектуре». По его мнению, при сохранении генетического почерка мастера в часовне[8],

отчётливо заметен след переходности к новой архитектурной системе, позволявшей решать более сложные художественно-эстетические проблемы пространственной композиции, ритмики форм и линий, фактуры и цвета.

На звонницу часовни-усыпальницы были подняты два колокола весом 710 и 435 кг соответственно, звон которых сопровождал проведение служб[54]. По состоянию на 1989 год, на башне был лишь один колокол[55]. В 2007 году (по другим данным, в 2006[31]) на звоннице был установлен новый колокол[23].

Панно и картуш

Знак «Историко-культурная ценность» Объект Государственного списка историко-культурных ценностей Республики Беларусь
Код: 412Г000318

В качестве самостоятельных и доминирующих элементов композиции часовни-усыпальницы исследователи выделяют мозаичное панно и картуш[9][13][53][54]. По мнению искусствоведов, они придают зданию «некий символизм и мистицизм»[43].

Мозаичное панно и герб-картуш

В облике часовни-усыпальницы главенствует огромная мозаика «Христос Вседержитель»[43]. Это живописное мозаичное панно с изображением Спаса Вседержителя (Пантакратора), неотступно смотрящего на зрителя[9][56], размещённое над притвором, включает в себя охристого цвета лик Христа в синем хитоне на эффектном золотистом фоне[5][9]. Это потрясающее наряду с масштабностью звонкое сочетание чистых цветов призвано было восприниматься с дальних расстояний[43]. По мнению искусствоведа А. Г. Шимелевич[9],

при определённом восприятии всё строение можно трактовать как огромную замысловатую «раму» монументального образа.

По одной версии, панно является майоликовым[9], изготовленным из майоликовой плитки[57]. По другой версии, панно изготовлено из кусочков цветного стекла — смальты. Документальных подтверждений тому, где было выполнено панно, нет. Исследователи выдвигают две версии. Согласно одной из них, местом выполнения заказа стала частная мозаичная мастерская В. А. Фролова в Санкт-Петербурге[1][13][54][58], а автором — художник М. Харламов[53]. Другая версия гласит, что панно изготовил мозаичист из Познани в паре с местным мастером Иваном Прокоповичем Панько[54].

В качестве элемента декора для фронтальной грани звонницы был использован объёмный[27][46] цинковый чеканный[Комм 7] в крупном рельефе[43] картуш с изображением гербов старейших городов (иногда характеризуется как фамильный герб Святополк-Мирских[4]). Первоначально это были гербы Киева, Пскова, Новгорода, Москвы. Данный картуш призван был подчеркнуть древность рода Святополк-Мирских[5][42][55]. Он был закреплён на башне-звоннице в квадратной раме. По состоянию на 2004 год картуш был снят и временно перемещён в Национальный музей истории и культуры Белоруссии[1][51]. На нём специалистами были обнаружены остатки полихромии[29]. На данный момент на часовне-усыпальнице закреплена копия картуша[Комм 8], выполненная методом художественной ковки по металлу; изображены гербы лишь Москвы и Киева[13][53][54].

Интерьер

Images.png Внешние изображения
Интерьер часовни
Image-silk.png Зала часовни[59].
Image-silk.png Свод с паникадилом[60].
Image-silk.png Крипта часовни[61].

Согласно планировочному решению, здание часовни было разделено на два самостоятельных яруса. Так, верхний представлял собой храм, который мог вместить лишь ограниченное число людей, а нижний — саму усыпальницу, то есть крипту[13][54]. Пространства в крипте должно было, согласно проекту Марфельда, хватить на двадцать захоронений[54]. На данный момент их всего шесть[62], и одно подписано: «Царствие тебе Небесное. Княжна Соничка Святополк Мирская. Родилась 10 октября 1901 г., скончалась 30 апреля 1913 г.»[21][63]. На склепе находились несохранившиеся мозаики, изготовленные, как и фасадное панно, в мастерской Фролова. В ходе реставрации белорусскими мастерами были выполнены их аналоги[31].

В качестве перекрытия зала был выбран крестовый свод (иногда описывается как сомкнутый четырёхгранный[27][47]). Этот свод покрыт фресковой орнаментованной росписью[5][64]. В целом для интерьера часовни были характерны «спокойные терракотовые тона, строгий геометрический орнамент и фиолетовая роспись»[13][54]. Для зала часовни использованы два высоких арочных окна[27][47]. Для отопления часовни, равно как и крипты, используются печи, облицованные кафелем. Перекрытием крипте, вход в которую находится в боковой грани звонницы, служит также крестовый свод на подпружных арках. Связь между криптой и залом со звонницей осуществляется по внутренним деревянным витым лестницам[5][63]. Исследователь В. М. Чернатов даёт такое заключение об интерьере[8]:

Внутреннее пространство интерьеров решено лаконично и немноготемно, торжественно и одухотворенно, что наводит присутствующих на мысль о возвышенно-божественном, далёком от повседневности.

Стиль

Проблему стилевой принадлежности часовни-усыпальницы исследователи решают по-разному. Так, некоторые исследователи относят здание к упрощённому романскому, считая его наиболее полным представителем стиля,[65] неороманскому[41] или неорусскому стилям[5][63][66][67].

Большинство же специалистов определяют стиль часовни-усыпальницы как модерн[1][4][46][47][68][48] или, по крайней мере, отмечают использование его принципов[9][53][69]. К таким характерным проявлениям модерна в памятнике исследователи относят произвольную, несимметричную композицию, «свободное» соединение объёмов, декоративный на фактуре материала (кирпич и гранит), использование синтеза архитектуры и изобразительного искусства и прочие черты[43][69]. Б. А. Лазуко относит здание к «„чистому“, но специфически сдержанному, белорусскому арт-нуво»[70]. Исследователь В. М. Чернатов описывает решение часовни «с активным созидательным началом, свойственным модерну». В то же время он отмечает присутствие черт романской архитектуры, что, в свою очередь, объясняет мощным влиянием самого модерна вкупе с символизмом. Приёмы же «кирпичного стиля», использованные, по мнению Чернатова, в часовне и широко представленные в более ранних работах Р. Марфельда (здание архива Министерства внутренних дел, Дом Императорского человеколюбивого общества, здание Томского технологического института), претерпели в здании трансформацию до броских эффектных форм раннего модерна[8]. Искусствовед А. Г. Шимелевич считает, что именно из-за сознательного смешения разностилевых элементов проблема решения стилевой принадлежности часовни является сложной, и при этом упоминает ретроспективно-русский, неоготический и неороманский стили. По её мнению, в основе смешения этих разнородных ретроспективных мотивов лежали определённые цели, носившие программный характер: так, элементы архитектуры Средневековья (портал входа, массивная башня, декоративные решётки окон) призваны были указать на аристократизм заказчика и его принадлежность к европейской культуре. В то же время, согласно А. Г. Шимелевич, основные акценты здания, такие как сферический византийский купол башни, майоликовое панно с изображением Христа Вседержителя на фасаде, носят «подчёркнутый „византийско-русский“ характер»: неканоничность архитектурного решения часовни не должна была исключать обязательную связь с православной храмовой традицией, ибо Святополк-Мирские были православными. Так в памятнике проявилась связь двух мощных тенденций — общеевропейской и православной[9]. Оригинальность часовни-усыпальницы объясняется соединением в ней новизны форм модерна и элементов ретроспективного декора[71].

Реликвии

Images.png Внешние изображения
Image-silk.png Современный иконостас[60].

Первоначально алтарную часть часовни отделял от остального пространства храма иконостас с «7-ю иконами старыми»[Комм 9][13][72]. Данный иконостас был наряду с самой часовней спроектирован самим Р. Марфельдом[36]. Впоследствии иконостас с иконами и церковным имуществом был вывезен в кладбищенскую Свято-Георгиевскую церковь. Однако эти меры не смогли уберечь его и иконы: в марте 1966 года был взломана железная решётка в окне церкви, и в храм проникли неизвестные. Нанесённые повреждения коснулись и предпрестольного иконостаса с иконами из часовни-усыпальницы. Данный иконостас в 1994 году был доставлен в церковь Жировичской иконы Божией Матери, находящуюся в городском посёлке Берёзовка Лидского района[22]. Так как оригинальный иконостас рассохся и сохранились не всего детали[36], в мастерской «Паксбор» в городе Барановичи был изготовлен новый, представлявший собой копию оригинального. Его установка в часовне-усыпальнице произошла осенью 2009 года. Иконописцами выступили художники А. Вакулич, Ю. Пискун и С. Самусенко[22].

В октябре 2013 года белорусский скульптор Владимир Слободчиков вернул в часовню оригинальный крест, находившийся над царскими вратами. Его он обнаружил вместе со своими учениками в 1975 году здесь же и вывез для сохранения. Сам художник предварительно датировал крест началом XX века и определил, что способ изготовления, скорее всего, был механический из-за отсутствия следов резца. Так как над царскими вратами был уже остановлен другой крест, этот планировалось включить в постоянную экспозицию музея. Он находится в очень хорошем состоянии и не требует реставрации[37].

Для горнего места в алтаре была избрана икона Новозаветной Троицы, к которой была прикреплена металлическая лампадка. Центр алтарной части занимали деревянный престол, жертвенник, запрестольный металлический семисвечник. В то же время для самого храма упоминаются деревянный киот, два металлических стоячих подсвечника, металлические хоругви, деревянный ящик для свечей и деревянный шкаф для регента. Под сводом было закреплено металлическое паникадило[22].

Парковое окружение

Фамильная часовня-усыпальница была возведена в дворцовом пейзажном[11] (английском) Мирском парке, заложенном Святополк-Мирскими при замке в конце XIX — начале XX века[5][16][33], рядом с восточным оборонительным замковым валом[73] на возвышении[53]. Став составляющей частью парковой композиции, часовня «являлась одним из акцентов дальней перспективы со стороны дворца»[55] и «малой архитектурной формой парка»[74][75]. При этом самый ценный в дендрологическом отношении участок оставшегося парка находится как раз рядом с усыпальницей[76].

Изначально между дворцом Святополк-Мирских и часовней высокие деревья не высаживались по распоряжению К. Святополк-Мирской, так как она любила в вечернее время смотреть на мозаичное панно[77]. Впоследствии перед зданием часовни было высажено с двух сторон несколько декоративных хвойных экзотов, а именно сосна чёрная, ель колючая, лиственница сибирская и лжетсуга Мензиса. Кроме того, вокруг усыпальницы М. Святополк-Мирским в последние годы его жизни было высажено много роз неизвестных сортов[55][74][78]. В то же время, по воспоминаниям местных жителей, розы были финского происхождения[18]. Также проводились работы по оформлению поляны перед часовней: здесь был посажен ряд хвойных экзотов, таких как пихта Фразера, сосна веймутова, дугласия серая, ель Энгельмана и другие[78][79]. По описанию местных жителей, рядом с часовней-усыпальницей находилась каштановая аллея с домом, т. н. «Ташкент»[80]. Из хвойных экзотов, высаженных около часовни, сохранились лишь лиственницы европейская и сибирская, лжетсуга Мензиса, сосна чёрная. Из-за вымерзания в зиму 1939—1940 года и вырубки в военное и послевоенное время исчезли пихта Фразера, пихта сибирская, ель Энгельмана, ель колючая, сосна сибирская кедровая[74][81].

В советское время в парке одной из основных перспектив основного и одного из дополнительных прогулочных маршрутов был вид на часовню — со стороны бывшего дворца и открытого прибрежного луга соответственно[82].

Комментарии

  1. Ю. Иодковский считает, что часовня была построена князем Н. Святополк-Мирским. См.: Иодковский И. Замок в Мире // Древности. Труды Комиссии по сохранению древних памятников. — М., 1915. — Т. 6. — С. LXX.
  2. Иногда указывается в качестве даты постройки лишь 1901 год (Калнин В. В. Мирский замок. — Мн.: Полымя, 1986. — С. 32. — 63 с.) или 1904 год (Кулагін А. М. Праваслаўныя храмы Беларусі: энцыклапедычны даведнік. — Мн.: БелЭн, 2007. — С. 279. — ISBN 978-985-11-0389-4.; Кулагін А. М. Мірская капліца // Архітэктура Беларусі. — Мн.: БелЭн, 1993. — С. 346. — 620 с. — ISBN 5-85700-078-5.; Барыс Лазука[be]. Беларуская архітэктура XIX — пачатку XX стагоддзя // Гісторыя сусветнага мастацтва. Рускае і беларускае мастацтва XIX — пачатку XX стагоддзя. — Беларусь, 2011. — С. 347. — 430 с. — ISBN 978-985-01-0880-7.).
  3. В то же время, по другим данным, он оставался православным, и после панихиды, отправленной в костёле ксендзом, похороны в склепе провёл православный священник. См.: Раманава І., Махоўская І. Мір: Гісторыя мястэчка: что расказалі яго жыхары. — Вільня: ЕГУ, 2009. — С. 63. — 248 с. — ISBN 978-9955-773-20-7.; Хадасевiч Г. Мiкалай Пятровiч Царук – упраўляючы справамі маёнтка Замір’е ў першай трэцi XX cт // Мірскі замак. Канцэпцыя рэстаўрацыі і праблемы музеефікацыі: Рэсп. навук.-практ. канф., 16 чэрвеня 2007 г., г. п. Мір Гродзен. вобл. / Навук. рэд. А. У. Карпенка. — Мн.: ТАА «Бел- прынт», 2008. — С. 163. — 168 с. — ISBN 978-985-459-114-8.
  4. Искусствовед А. Г. Шимелевич считает данное мнение ошибочным, отстаивая связь с классической художественной системой. См.: Шымялевіч Г. Г. Стылявыя напрамкі другой паловы ХІХ – пачатку ХХ стст. у архітэктуры капліц Беларусі // Альманах «Запіскі Беларускай акадэміі мастацтваў». — Мн., 2002. — № 3 (2000). — С. 73.
  5. Иногда характеризуется как низкий бабинец. См.: Кулагін А. М. Мірская капліца // Беларуская энцыклапедыя. — Мн.: БелЭн, 2000. — Т. 10: Малайзія — Мугаджары. — С. 468. — 544 с. — ISBN 985-11-0169-9.; Мирская часовня // Республика Беларусь: энциклопедия / Редкол. Г. П. Пашков [и др.]. — Мн.: Беларуская энцыклапедыя, 2007. — Т. 5: Минск — Педиатрия. — С. 113. — 748 с. — ISBN 978-985-11-0425-9.
  6. Искусствовед А. Г. Шимелевич пишет об отделке цоколя серым и серо-зелёным гранитом. См.: Шымелевіч Г. Г. Капліца-пахавальня Святаполк-Мірскіх у Міры — помнік архітэктуры гістарызму пачатку ХХ ст // Мірскі замак як культурна-гістарычны феномен XV—XX стагоддзяў: новыя даследаванні: матэрыялы навук.-практ. канф. — Мн.: ТАА "Белпрынт", 2004. — С. 186—189. — 192 с. — ISBN 985-459-040-2.
  7. По данным 1989 года, исследователь А. Т. Федорук описал картуш как «резной из душа». См.: Федорук А. Т. Садово-парковое искусство Белоруссии. — Мн.: Ураджай, 1989. — С. 198. — 247 с. — ISBN 5-7860-0086-9.
  8. Установка картуша была запланирована на октябрь 2008 года. См.: Котлярова Ж. Часовню-усыпальницу Святополк-Мирских откроют для туристов в нынешнем году. tut.by (12 сентября 2008). Дата обращения: 10 февраля 2016.
  9. Согласно «Списку церковных вещей из бывшей Св. Николаевской церкви в бывшем имении Мир», хранящемуся в архиве Свято-Троицкой церкви в Мире. См.: Новицкая О., Прокопенко Л. Княжеская церковь-усыпальница в Мире // Рэстаўрацыя Мірскага замка. Праблема захавання прыроднага культурнага ландшафтаў: навукова-практычная канферэнцыя, г. п. Мір, 6 чэрвеня 2010 г. / Навук. рэд. А. А. Ярашэвіч. — Нясвіж, 2012. — 139 с. — ISBN 978-985-6796-77-0.

Примечания

  1. 1 2 3 4 Русская усадьба, 2006, с. 849.
  2. Лавришевский монастырь — Мир. Piligrim.by. Дата обращения: 10 февраля 2016.
  3. Дзяржаўны спіс, 2009, с. 381.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 Міцянін, Самбук, Трусаў, Краўцэвіч, 1986, с. 218.
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Кулагін, 2007, с. 279.
  6. 1 2 Новицкая, Прокопенко, 2012, с. 87—88.
  7. Барановский, 1902, с. 209.
  8. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Чернатов В. М. Достойный памятник эпохи (часовня-усыпальница в г. п. Мир). Замковый комплекс «Мир». Дата обращения: 6 февраля 2016.
  9. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 Шымелевіч, 2004, с. 186—189.
  10. 1 2 Новицкая, Прокопенко, 2012, с. 88—89.
  11. 1 2 Анціпаў, 1984, с. 390.
  12. Новицкая, Прокопенко, 2012, с. 88.
  13. 1 2 3 4 5 6 7 Мірскі замак, 2015, с. 74.
  14. Раманава, Махоўская, 2009, с. 59.
  15. 1 2 Новицкая, Прокопенко, 2012, с. 91.
  16. 1 2 Aftanazy, 1993, с. 262.
  17. Раманава, Махоўская, 2009, с. 16.
  18. 1 2 Раманава, Махоўская, 2009, с. 61.
  19. Раманава, Махоўская, 2009, с. 84.
  20. Новицкая, Прокопенко, 2012, с. 92.
  21. 1 2 Федорук, 2013, с. 93.
  22. 1 2 3 4 5 Новицкая, Прокопенко, 2012, с. 90.
  23. 1 2 3 4 5 6 Мірскі замак, 2015, с. 75.
  24. Раманава, Махоўская, 2009, с. 85.
  25. 1 2 3 Княжна Мария Святополк-Мирская попросила о заупокойно службе за ее Мирских предков. Новогрудская епархия (22 марта 2014). Дата обращения: 10 февраля 2016.
  26. Калнин, 1986, с. 45.
  27. 1 2 3 4 5 6 Кулагін, 1993, с. 347.
  28. Пракапцоў, 2013, с. 7.
  29. 1 2 Карпенко, 2008, с. 11—12.
  30. Пракапцоў, 2013, с. 10.
  31. 1 2 3 4 5 Котлярова Ж. Часовню-усыпальницу Святополк-Мирских откроют для туристов в нынешнем году. tut.by (12 сентября 2008). Дата обращения: 10 февраля 2016.
  32. Мозаики в Часовне-усыпальнице — Национальный художественный музей Республики Беларусь. Национальный художественный музей Республики Беларусь (29 августа 2008). Дата обращения: 10 февраля 2016.
  33. 1 2 Новицкая, Прокопенко, 2012, с. 87.
  34. Мирский замок — Национальный художественный музей Республики Беларусь. Национальный художественный музей Республики Беларусь (1 декабря 2008). Дата обращения: 10 февраля 2016.
  35. Прокопцов, 2013, с. 4.
  36. 1 2 3 В Белоруссии восстанавливают иконостас родовой часовни-усыпальницы князей Святополк-Мирских — Новости. Церковно-Научный Центр Православная Энциклопедия (24 августа 2009). Дата обращения: 10 февраля 2016.
  37. 1 2 В Мир вернулся старинный крест. Белтелерадиокомпания (10 октября 2013). Дата обращения: 10 февраля 2016.
  38. Міцянін, Самбук, Трусаў, Краўцэвіч, 1986, с. 216—218.
  39. Туристская энциклопедия Беларуси, 2007, с. 344.
  40. Мирский замок. Замковый комплекс «Мир». Дата обращения: 10 февраля 2016.
  41. 1 2 Слюнькова, 2010, с. 118.
  42. 1 2 3 4 5 6 Архітэктура Беларусі, 2007, с. 213.
  43. 1 2 3 4 5 6 7 Гісторыя беларускага мастацтва, 1989, с. 192.
  44. 1 2 3 4 5 Лазуко, 2011, с. 347.
  45. Кулагін, 2000, с. 79.
  46. 1 2 3 4 5 Беларуская энцыклапедыя, 2000, с. 468.
  47. 1 2 3 4 Кулагін, 1986, с. 639.
  48. 1 2 Чантурия, 1977, с. 273.
  49. Шымялевіч, 2002, с. 73.
  50. Иодковский, 1915, с. LXX.
  51. 1 2 Варавва, 2004, с. 83—84.
  52. Гісторыя беларускага мастацтва, 1989, с. 269.
  53. 1 2 3 4 5 6 Федорук, 2013, с. 92.
  54. 1 2 3 4 5 6 7 8 Новицкая, Прокопенко, 2012, с. 89.
  55. 1 2 3 4 Федорук, 1989, с. 198.
  56. Федорук, 2013, с. 92—93.
  57. Локотко, 2012, с. 252.
  58. Харэўскі, 2008, с. 40.
  59. Путешествия: Мир: Замок Святополк-Мирских. trip-by.blogspot.com.by. Дата обращения: 14 февраля 2016.
  60. 1 2 Мир. Часовня-усыпальница Святополк-Мирских, фотография. sobory.ru. Дата обращения: 14 февраля 2016.
  61. Довгань А. Мир. «Экспедиция Страна Замков. Неизвестная Беларусь». andrew-dovgan.livejournal.com. Дата обращения: 14 февраля 2016.
  62. Новицкая, Прокопенко, 2012, с. 90—91.
  63. 1 2 3 Памяць, 2000, с. 552.
  64. Республика Беларусь, 2007, с. 113.
  65. Гісторыя беларускага мастацтва, 1989, с. 276.
  66. Кулагін, 2000, с. 80.
  67. Кулагін, 2001, с. 137.
  68. Кулагін, 1993, с. 346.
  69. 1 2 Шымялевіч, 2002, с. 72.
  70. Лазука, 2011, с. 347.
  71. Шымялевіч, 2002, с. 73—74.
  72. Новицкая, Прокопенко, 2012, с. 89—90.
  73. Памяць, 2000, с. 44.
  74. 1 2 3 Федорук, 2013, с. 96.
  75. Федорук, 2012, с. 99.
  76. Варавва, 2004, с. 84.
  77. Калнін, 2005, с. 114.
  78. 1 2 Калнин, 1986, с. 34.
  79. Калнін, 2005, с. 118.
  80. Раманава, Махоўская, 2009, с. 60.
  81. Федорук, 2012, с. 99—100.
  82. Антипов, Бельков, 1970, с. 62.

Литература

Литература на русском языке

  • Антипов В. Г., Бельков В. М. Садово-парковое искусство // Памятники природы Белоруссии. — Мн.: Урожай, 1970. — 112 с.
  • Барановский Г. В. Архитектурная энциклопедия второй половины XIX века. — СПб., 1902. — Т. I. Архитектура исповеданий.
  • Варавва А. Г. Несвиж. Мир. — Мн., 2004.
  • Иодковский И. Замок в Мире // Древности. Труды Комиссии по сохранению древних памятников. — М., 1915. — Т. 6. — С. LXX.
  • Калнин В. В. Мирский замок. — Мн.: Полымя, 1986. — 63 с.
  • Карпенко Е. К вопросу о научной концепции музеефикации замкового комплекса «Мир» // Мірскі замак. Канцэпцыя рэстаўрацыі і праблемы музеефікацыі: Рэсп. навук.-практ. канф., 16 чэрвеня 2007 г., г. п. Мір Гродзен. вобл. / Навук. рэд. А. У. Карпенка. — Мн.: ТАА «Бел- прынт», 2008. — 168 с. — ISBN 978-985-459-114-8.
  • Локотко. Архитектура Беларуси в европейском и мировом контексте. — Мн.: Беларуская энцыклапедыя, 2012. — 431 с. — ISBN 978-985-11-0684-0.
  • Мирская часовня // Республика Беларусь: энциклопедия / Редкол. Г. П. Пашков [и др.]. — Мн.: Беларуская энцыклапедыя, 2007. — Т. 5: Минск — Педиатрия. — С. 113. — 748 с. — ISBN 978-985-11-0425-9.
  • Новицкая О., Прокопенко Л. Княжеская церковь-усыпальница в Мире // Рэстаўрацыя Мірскага замка. Праблема захавання прыроднага культурнага ландшафтаў: навукова-практычная канферэнцыя, г. п. Мір, 6 чэрвеня 2010 г. / Навук. рэд. А. А. Ярашэвіч. — Нясвіж, 2012. — 139 с. — ISBN 978-985-6796-77-0.
  • Прокопцов В. И. Мирский замок: проблемы реставрации и музеефикации объекта ЮНЕСКО // Мірскі замак. Крыніцы стварэння музейных экспазіцый: гісторыка-дакументальныя матэрыялы і інфармацыйныя тэхналогіі: матэрыялы навукова-практычнай канферэнцыі (г. п. Мір, 29 мая 2009 г.) / Нав. рэд. Н. М. Усава. — Мн.: Медысонт, 2013. — С. 3—5. — 244 с. — ISBN 978-985-7085-13-2.
  • Хроника ОИРУ // Русская усадьба: сборник Общества изучения русской усадьбы. — М., 2006. — Вып. 12 (28). — С. 848. — ISBN 5-89832-051-2.
  • Слюнькова И. Н. Храмы и монастыри Беларуси XIX века в составе Российской империи. Пересоздание наследия. — М.: Прогресс-Традиция, 2009.
  • Туристская энциклопедия Беларуси / редкол.: Г. П. Пашков [и др.]; под общ. ред. И. И. Пирожника. — Мн.: БелЭн, 2007. — 648 с. — ISBN 978-985-11-0384-9.
  • Федорук А. Т. История формирования, стилевые и планировочно-композиционные особенности парков в Мире // Мірскі замак: праблемы і шляхі рэалізацыі гістарычнага рэканструявання: навукова-практычная канферэнцыя, г. п. Мір Карэліцкага раёна Гродзенскай вобласці, 7 чэрвеня 2008 г / Нав. рэд. Н. М. Усава. — Нясвіж, 2012. — С. 91—101. — 199 с. — ISBN 978-985-6796-87-4.
  • Федорук А. Т. Садово-парковое искусство Белоруссии. — Мн.: Ураджай, 1989. — С. 247. — ISBN 5-7860-0086-9.
  • Федорук А. Т. Старинные усадьбы Белоруссии. Кореличский район. — Мн.: Беларусь, 2013. — 174 с. — ISBN 978-985-01-1006-0.
  • Чантурия В. А. История архитектуры Белоруссии. — Мн.: Вышэйшая школа, 1977.
  • Чантурия В. А. Памятники архитектуры и градостроительства Белоруссии. — Мн.: Полымя, 1986. — 240 с.

Литература на белорусском языке

  • Анціпаў В. Р. Мірскі парк // Энцыклапедыя прыроды Беларусі / Рэдкал. І. П. Шамякін (гал. рэд.) і інш. — Мн., 1984. — Т. 3. Катэнарыя — Недайка. — 488 с.  (белор.)
  • Архітэктура Беларусі / Рэдкал.: Лакотка А.І. і інш.. — Мн.: Беларукая навука, 2007. — Т. 3, кн. 2. — 549 с. — ISBN 978-985-08-0872-1.  (белор.)
  • Гісторыя беларускага мастацтва / Рэдкал.: С. В. Марцэлеў (гал. рэд.) і інш.; Рэд. тома Л. М. Дробаў, П. А. Карнач. — Мн.: Навука і тэхніка, 1989. — Т. 3: Канец XVIII — пач. XX ст.. — 448 с. — ISBN 5-343-00319-2.  (белор.)
  • Дзяржаўны спіс гісторыка-культурных каштоўнасцей Рэспублікі Беларусь / Склад.: В. Я. Абламскі, І. М. Чарняўскі, Ю. А. Барысюк. — Мн.: БЕЛТА, 2009. — 684 с. — ISBN 978-985-6828-35-8.
  • Калнін В. В. Мірскі замак. — Мн.: Беларусь, 2005. — 159 с. — ISBN 985-01-0589-5.  (белор.)
  • Кулагін А. М. Мірская капліца // Архітэктура Беларусі. — Мн.: БелЭн, 1993. — С. 66. — 620 с. — ISBN 5-85700-078-5.  (белор.)
  • Кулагін А. М. Мірская капліца // Беларуская энцыклапедыя. — Мн.: БелЭн, 2000. — Т. 10: Малайзія — Мугаджары. — С. 468. — 544 с. — ISBN 985-11-0169-9.  (белор.)
  • Кулагін А. М. Мірская капліца // Энцыклапедыя літаратуры і мастацтва Беларусі / Рэдкал.: І. П. Шамякін (гал. рэд.) і інш. — Мн.: БелСЭ, 1986. — Т. 3: Карчма— Найгрыш. — С. 639. — 751 с.  (белор.)
  • Кулагін А. М. Праваслаўныя храмы на Беларусі : энцыклапедычны даведнік. — Мн.: БелЭн, 2001. — С. 137. — 328 с. — ISBN 985-11-0190-7.  (белор.)
  • Кулагін А. М. Праваслаўныя храмы Беларусі: энцыклапедычны даведнік. — Мн.: БелЭн, 2007. — С. 279. — ISBN 978-985-11-0389-4.  (белор.)
  • Кулагін А. М. Эклектыка. Архітэктура Беларусі другой паловы XIX — пачатку XX ст.. — Мн.: Ураджай, 2000. — С. 79—80. — 304 с. — ISBN 985-04-0350-0.  (белор.)
  • Лазука Б. А.[be]. Беларуская архітэктура XIX — пачатку XX стагоддзя // Гісторыя сусветнага мастацтва. Рускае і беларускае мастацтва XIX — пачатку XX стагоддзя. — Мн.: Беларусь, 2011. — С. 347. — 430 с. — ISBN 978-985-01-0880-7.  (белор.)
  • Мірскі замак: даведнік / Пад агульнай рэд. І. Ложачніка, В. Навіцкай, А. Янушкевіча. — Мір, 2015. — 79 с. — ISBN 978-985-90361-7-0.  (белор.)
  • Міцянін А. Я., Самбук С. Ф., Трусаў А. А., Краўцэвіч А. К. Мір. Палацава-замкавы комлекс // Збор помнікаў гісторыі і культуры Беларусі. Гродзенская вобласць. — Мн.: БелСЭ, 1986. — С. 218. — 371 с. — 7500 экз.  (белор.)
  • Памяць: Гісторыка-дакументальная хроніка Карэліцкага раёна / Рэдкал.: В. К. Кунашка, В. Ф. Кушнер i iнш. — Мн.: Ураджай, 2000. — 645 с. — ISBN 985-04-0347-0.  (белор.)
  • Пракапцоў У. І. Аб асаблівасцях утрымання і выкарыстання аб'ектаў гісторыка-культурнай спадчыны на прыкладзе Замкавага комплексу «Мір» // Мірскі замак. Крыніцы стварэння музейных экспазіцый: гісторыка-дакументальныя матэрыялы і інфармацыйныя тэхналогіі: матэрыялы навукова-практычнай канферэнцыі (г. п. Мір, 29 мая 2009 г.) / Нав. рэд. Н. М. Усава. — Мн.: Медысонт, 2013. — С. 6—12. — 244 с. — ISBN 978-985-7085-13-2.  (белор.)
  • Раманава І., Махоўская І. Мір: Гісторыя мястэчка: что расказалі яго жыхары. — Вільня: ЕГУ, 2009. — 248 с. — ISBN 978-9955-773-20-7.  (белор.)
  • Харэўскі С. В. Культавае дойлідства Заходняй Беларусі 1915—1940 гг. — Вильня: ЕГУ, 2008. — 102 с. — ISBN 978-9955-77-13-9.  (белор.)
  • Шымелевіч Г. Г. Капліца-пахавальня Святаполк-Мірскіх у Міры — помнік архітэктуры гістарызму пачатку ХХ ст // Мірскі замак як культурна-гістарычны феномен XV—XX стагоддзяў: новыя даследаванні: матэрыялы навук.-практ. канф. — Мн.: ТАА «Белпрынт», 2004. — С. 186—189. — 192 с. — ISBN 985-459-040-2.  (белор.)
  • Шымялевіч Г. Г. Стылявыя напрамкі другой паловы ХІХ — пачатку ХХ стст. у архітэктуры капліц Беларусі // Альманах «Запіскі Беларускай акадэміі мастацтваў». — Мн., 2002. — № 3 (2000). — С. 72—74.  (белор.)

Литература на польском языке

Ссылки