Суклетин, Алексей Васильевич

Алексей Васильевич Суклетин
Алексей Васильевич Суклетин.jpg
Прозвище «Аллигатор»[1],
«Васильевский каннибал»[2],
«Казанский людоед»[3],
«Поволжский аллигатор»[4],
«Последний людоед Татарстана»[5]
Дата рождения 13 марта 1943(1943-03-13)
Место рождения Казань, Татарская АССР, РСФСР, СССР
Гражданство  СССР
Дата смерти 29 июня 1987(1987-06-29) (44 года)
Место смерти Казань, там же
Причина смерти расстрел
Род деятельности серийный убийца, людоед, сторож
Убийства
Количество жертв 7[1][4][5][6][7][8]
Период ноябрь 1981 — 1982, 12 марта 1985[7][9]
Основной регион Васильево, Зеленодольский район, Татарская АССР
Способ в большинстве случаев — удар молотком по голове и перерезание горла ножом
Мотив сексуальный, каннибализм, отчасти корыстный
Дата ареста 4 июня 1985
Наказание смертная казнь

Алексе́й Васи́льевич Сукле́тин (13 марта 1943 года, Казань, Татарская АССР, РСФСР, СССР — 29 июня 1987 года, там же) — советский серийный убийца, насильник и каннибал, известный как «Казанский людоед», «Васильевский каннибал», «Поволжский аллигатор» и «Последний людоед Татарстана». Он убил не менее семи человек[комм. 1] в посёлке Васильево Зеленодольского района Татарской АССР, где работал сторожем в садоводческом товариществе[⇨] и убивал своих жертв у себя дома. Тела большинства из них он расчленял и употреблял в пищу. Многие жертвы Суклетина вели асоциальный образ жизни, и он мотивировал убийства борьбой с проституцией[⇨].

До совершения серии убийств Суклетин был дважды судим за тяжкие преступления, совершённые в 1960 и 1964 годах[⇨], и провёл в заключении 14 лет. В 1979 году Суклетин познакомился с Мадиной Шакировой, которая стала его сожительницей и сообщницей в новых преступлениях. Первоначально пара занималась вымогательством. Их сообщником был друг Алексея Суклетина Ринат Волков, впоследствии приговорённый к семи годам лишения свободы, а жертвами — таксисты, которых Суклетин и Волков жестоко избивали[⇨].

С ноября 1981 года по 1982 год[комм. 2] в соучастии с Шакировой Суклетин убил шесть человек: четырёх женщин, девушку-подростка и малолетнюю девочку. Двух самых младших жертв он изнасиловал[⇨]. После этого Шакирова ушла от Суклетина, и маньяк стал сожительствовать с Лидией Фёдоровой. Она отказалась помогать ему убивать людей, и в 1985 году Суклетин убил Фёдорову в соучастии с её родственником Анатолием Никитиным[⇨], после чего рассказал об этом своему собутыльнику Геннадию Углову и был арестован[⇨]. Алексей Суклетин был признан вменяемым, приговорён к смертной казни и расстрелян по приговору суда[⇨]. Мадина Шакирова и Анатолий Никитин были приговорены к 15 годам лишения свободы[⇨].

Биография

Ранние годы и первые преступления

Алексей Суклетин родился 13 марта 1943 года в Казани[10]. У него была сестра[7]. Мать Алексея работала медсестрой в военно-полевых госпиталях, где он и провёл первые годы жизни[7] (известно, что мать Суклетина была жива в 1985 году[11]). Некоторые источники, в частности, следователь Фарид Загидуллин[12], отмечают, что на его психике отразились образы раненых во время Великой Отечественной войны. Мальчик рос без отца[7], фактически его воспитала улица[5]. Уже в детстве Алексей Суклетин начал воровать[13], с шести лет он убивал животных[7]. В школе Алексей учился посредственно[6], окончил восемь классов[10]. В подростковом возрасте он начал пьянствовать, после чего становился неадекватным[6], и обзавёлся соответствующей компанией[5].

Своё первое доказанное преступление Алексей Суклетин совершил в феврале 1960 года в возрасте 16 лет. Ночью он, находясь в пьяном виде, напал на девушку по имени Гузель, разорвал ей блузку и ударил Гузель тяжёлым тупым предметом по голове. Потерпевшая потеряла сознание, и Суклетин попытался её изнасиловать[6][14]. Жертву спасло появление двух молодых людей. Преступник попытался их прогнать, однако был задержан[6][7], а Гузель очнулась. Суклетин боялся смертной казни, на суде плакал, изображая раскаяние. В результате он был приговорён к двум годам лишения свободы — наказанию ниже низшего предела, установленного законом[6][15].

Осуждённый был этапирован в воспитательно-трудовую колонию[6]. Там он встретился с другом детства по прозвищу «Карась», который учил его играть в карты, драться и не сотрудничать с администрацией колонии[16]. Так как Суклетин был осуждён по статье, считавшейся по тюремным понятиям «позорной», сокамерники издевались над ним, били Суклетина и засовывали ему в нос зубной порошок[7]. После совершеннолетия Суклетин был переведён в исправительно-трудовую колонию, где служил одному из отбывавших наказание «криминальных авторитетов», а тот обучал Алексея боксу[17].

Выйдя на свободу, Суклетин не работал[18], продолжал много пить[7]. В 1964 году он совершил новое преступление вместе с собутыльником. У компании не нашлось денег на алкоголь, и Суклетин сообщил приятелю о жившей неподалёку пенсионерке Марии Чертковой, у которой чинил плитку его знакомый[18]. Вдвоём они вошли в квартиру Чертковой, представившись работниками газовой службы, и стали требовать у Марии деньги, угрожая убийством. Суклетин связал хозяйку квартиры, вставил ей в рот тряпку и ударил её железной статуэткой по голове, после чего Черткова потеряла сознание. Суклетин с собутыльником похитили из её квартиры 80 рублей. Жертва пришла в сознание и сообщила в милицию о нападении[6][7]. Черткова подробно описала преступников, и через несколько часов они были задержаны в ближайшей пивной[19].

Алексей Суклетин был приговорён к 12 годам лишения свободы в колонии строгого режима[19]. Как рецидивист, он получил самый большой тюремный срок среди нападавших[7]. Следуя заветам «Карася», Суклетин поставил себе цель войти в окружение какого-нибудь авторитетного заключённого. Он стал служить бывшему торговому работнику — приближённому «Князя», местного «вора в законе». При этом Алексей Суклетин враждовал с самым старшим осуждённым по прозвищу «Дед» и с его союзником Икбином — молодым заключённым, владевшим приёмами рукопашного боя. Однажды Алексей оклеветал Икбина и настроил против него советника «Князя», который приказал нескольким заключённым избить Икбина. Но тот дал им отпор, а донос был разоблачён[20].

После этого Суклетин попал в низшую тюремную касту «опущенных». Он мечтал отомстить «Князю», но не стал ничего для этого делать, потому что хотел выйти на свободу живым и невредимым[21]. Суклетин сотрудничал с правоохранительными органами, рассказывая им о каждом нарушении[6][11]. Также он читал много книг и в дальнейшем использовал свою начитанность, чтобы соблазнять женщин[6].

Жизнь после выхода на свободу в 1976 году

В 1976 году Алексей Суклетин вышел на свободу. В общей сложности он провёл в заключении 14 лет. Суклетин устроился рабочим в тресте «Татремстройбыт», где ни разу не вышел на работу[11], работал сторожем в садоводческом товариществе «Восход», откуда был уволен за прогулы[6]. В 1978 году он устроился санитаром в психиатрическую больницу[11]. В 1979 году Суклетин сменил работу, снова став дачным сторожем, на этот раз в садовом товариществе «Каенлык»[комм. 3] в посёлке городского типа Васильево Зеленодольского района Татарской АССР[2][6][22]. Он торговал стройматериалами товарищества[23].

Алексей Суклетин женился, впечатлив невесту своей начитанностью[7], но постоянно изменял жене, истязал её и доводил до потери сознания. Когда жена забеременела, Суклетин её бросил[24]. Он нашёл себе друга, мечтал о совместной преступной деятельности и однополой связи с ним. Однако дружба закончилась, когда Суклетин, придя с этим другом в ресторан, напал на посетителя и, угрожая ножом, потребовал отдать кошелёк. Посетитель оказался физически сильнее Суклетина и дал отпор нападавшему[25].

Знакомство с Мадиной Шакировой. Начало совместной преступной деятельности

В 1979 году Алексей Суклетин познакомился с Мадиной Нургазизовной Шакировой, 23-летней уроженкой Васильева[2][26], и начал с ней сожительствовать[27]. Мадина Шакирова родилась в бедной семье. Школу она окончила с трудом, высшего образования у неё не было[28]. Она ездила на заработки в Узбекистан[29], где подверглась насильственному акту лесбиянства со стороны Тамары, коллеги по работе[30]. Затем Мадина перебралась в Казань, где работала токарем на заводе[6], кролиководом на ферме[11]. Отношения с мужчинами у неё не складывались: Мадина переживала по поводу своего происхождения и необразованности[7], при этом мечтала о мужчине, красивом, как Ален Делон[31][32]. Некоторое время она встречалась с водителем Рашидом. Когда Шакирова забеременела, Рашид потребовал сделать аборт, однако Мадина отказалась, и Рашид её бросил. Шакирова думала о самоубийстве, но отказалась от этой идеи. У неё родилась дочь[33].

Когда Шакирова впервые увидела Суклетина, он показался ей интеллигентным человеком, который работает врачом или инженером[34]. Через полгода они случайно встретились в электричке, и Суклетин пригласил её к себе домой, солгав, что у него день рождения[35]. По свидетельству адвоката Шакировой Бориса Рыбака, сторож рассказывал его подзащитной и другим женщинам, что якобы отбывал наказание в лагерях Казахстана и бежал из мест лишения свободы[36]. Переехав к Суклетину, Шакирова отдала дочь на воспитание своим родителям[2][35].

Вскоре Суклетин и Шакирова начали преступную деятельность. Вначале они вместе с другом Суклетина — алкоголиком Ринатом Мустафовичем Волковым — занимались вымогательством[2][7][11]. Они действовали по чётко отработанной схеме. Шакирова ездила из Васильева в Казань, откуда поздно вечером брала такси обратно, жалуясь водителю на измены мужа[6]. Когда они приезжали домой, Шакирова предлагала таксисту интимную близость. В случае его согласия в спальню врывались Суклетин и Волков, играя соответственно роли ревнивого мужа и брата Шакировой. Волков приносил фотоаппарат и делал вид, что фотографирует таксиста и Шакирову. Затем Суклетин и Волков избивали водителя такси и требовали 200 рублей под угрозой распространения порочащих его снимков. На следующий день потерпевший отдавал деньги, опасаясь за свою репутацию[7].

Серия убийств

Бокасса — один из кумиров Суклетина

Вскоре Алексей Суклетин сообщил Мадине Шакировой о своих планах убивать женщин в целях людоедства. Он рассказал ей об иранском шахе Мохаммеде Реза Пехлеви, который якобы насиловал и ел маленьких девочек, и о своём кумире — императоре Центральноафриканской империи Жане-Беделе Бокассе, известном как людоед[37]. Другим кумиром Суклетина был Джек-потрошитель — неустановленный британский серийный убийца XIX века[38].

С ноября 1981 года по 1982 год Алексей Суклетин убил шесть человек[9][11] (по другим данным, маньяк убил их в 1979—1980 годах[2][4][6][7]). Некоторые взрослые жертвы Суклетина страдали алкоголизмом, были бездомными[39], занимались проституцией и бродяжничеством[40].

Со своими жертвами Суклетин знакомился в общественных местах, иногда в сопровождении Шакировой[2][7], и под разными предлогами приглашал к себе домой. Затем он вместе с жертвами выпивал много алкоголя[41], после чего склонял их к половому акту или насиловал. Маньяк бил потерпевших молотком по голове либо головой о стену, затем в большинстве случаев перереза́л горло ножом. Он всегда нападал сзади, не глядя жертвам в глаза[4]. После наступления смерти жертвы Суклетин и Шакирова расчленяли труп и употребляли мягкие ткани в пищу[7], а кости зарывали под водонапорной башней[2]. Особенно Суклетин любил есть женскую грудь[42].

Мадина Шакирова стирала окровавленную одежду и бельё, при этом непосредственного участия в убийствах не принимала[43]. Иногда сожительница маньяка похищала вещи убитых. Под видом мясной вырезки либо свинины для шашлыка Суклетин и Шакирова продавали человеческое мясо соседям[3][6]. Среди покупателей были сотрудники правоохранительных органов[2].

Жертвы

Ещё до совершения первого убийства Суклетин сообщил Шакировой, что собирается убить её подругу Людмилу. Когда Людмила приехала к Суклетину, он вступил с ней в половую связь, а затем дал Шакировой знак, что собирается лишить Людмилу жизни. Однако Мадина спасла подругу, за что Суклетин избил сожительницу до потери сознания[44].

Первой жертвой Суклетина стала 22-летняя Екатерина Осетрова, которая, по некоторым данным, была проституткой[45]. Суклетин встретился с ней в Казани. 18 ноября 1981 года он привёз Екатерину к себе домой, представив её как свою сестру[46]. Ночью Суклетин и Осетрова пошли в спальню, где вступили в половую связь. Затем Шакирова предложила Екатерине выпить, а Суклетин взял обмотанный тряпкой молоток и ударил Осетрову по голове[27]. После этого он положил жертву в корыто, связал ей руки и перерезал горло. Суклетин стал пить кровь Осетровой, когда она была ещё жива, и заставил пить Шакирову. Когда Осетрова умерла, маньяк повесил её труп и, глумясь над ним, при участии Шакировой вырезал мягкие ткани и внутренние органы[27]. Остатки крови стекли в детскую ванночку[47]. Убийца съел сердце, печень и лёгкие. Шакирова приготовила из останков жертвы борщ и пельмени[34] и ела их вместе с сожителем[2]. Суклетин и Шакирова кормили мясом жертвы также собак[2].

В январе 1982 года Суклетин совершил второе убийство. Вместе с Шакировой он встретил на улице двух девушек[7] и предложил им отпраздновать Новый год. Ночью Суклетин убил и съел одну из новых знакомых, 22-летнюю Татьяну Илларионову. Вторую гостью маньяк не стал убивать, потому что она показалась ему слишком худой. Когда выжившая проснулась, Суклетин сказал, что Илларионова рано утром уехала в Казань. Под видом свинины он продал соседям мясо убитой[7], а Шакирова по паспорту Илларионовой взяла из салона проката магнитофон «Эльфа»[27][48].

Третьей жертвой маньяка стала 15-летняя[7][27] (по другим данным — 16-летняя[11]) Резеда Галимова, приехавшая в Казань учиться. К тому моменту мать Галимовой умерла, а отец был алкоголиком. Галимова имела проблемы с жильём, и Суклетин заманил её к себе, сказав, что уладит проблемы Резеды с учёбой и устроит её в общежитие. Маньяк заставил Галимову выпить стакан портвейна[49], после чего изнасиловал её и убил двумя ударами молотка по голове. Резеда просила Шакирову спасти ей жизнь, но та отказалась ей помогать. Впоследствии Шакирова забрала свитер убитой[7][27].

На свой день рождения (13 марта) Суклетин приказал Шакировой похитить младенца, но та отказалась. Людоед положил Шакирову в корыто, жестоко её избил и, угрожая сожительнице ножом, заявил, что в следующий раз убьёт её, если она не выполнит его приказ[6][7][50]. Суклетин пытался убить младенца не единожды: представившись моряком, он пригласил к себе Линизу Каширову, имевшую 10-месячного ребёнка, планируя убить обоих, но Каширова отказалась[51].

Четвёртое и пятое убийства Суклетин совершил почти одновременно. Людоед заманил на свой участок 22-летнюю продавщицу гастронома Надежду Ситявину, с которой познакомился на её работе[52]. Он объявил Шакировой, что теперь будет сожительствовать с Ситявиной, и представил Надежду матери, жившей в Зеленодольске[11]. Но затем Суклетин стал оскорблять Ситявину, а однажды поссорился с ней и ударил её по лицу. Надежда дала ему отпор, и через несколько дней Суклетин убил Ситявину, отрубив ей голову, и выпил кровь из её горла[53]. Затем к Суклетину приехала из Казани 19-летняя Наталья Школьникова, коллега Надежды Ситявиной. Школьникова опознала на Шакировой одежду Ситявиной, после чего была убита[11][54].

Убив Ситявину и Школьникову, Алексей Суклетин искал новых жертв. Представившись подполковником милиции, он соблазнил немолодую замужнюю женщину Ларису Петровну и обещал ей показать целебный источник. Позвонив в милицию, Лариса Петровна выяснила, что Суклетин там не работает, и рассталась с ним. Ещё одна женщина, которую людоед заманил к себе домой, почувствовала опасность и сбежала[55].

После этого Суклетин приехал в посёлок Северный к знакомому Борису, у которого была малолетняя дочь Соня. Суклетин рассказал ей о своём племяннике, живущем в Италии, за которого пообещал выдать девочку замуж[7]. Затем он напоил её водкой и изнасиловал. Узнав об этом, Борис захотел убить Суклетина, но не стал. Оставшись у Бориса, Суклетин подошёл к спящей Соне, когда хозяин ушёл на работу, и попытался снова её изнасиловать, однако та оказала ему сопротивление. Суклетин задумал убить девочку, но в это время пришёл Борис. Пригласив его домой, Суклетин потребовал привезти Соню, а когда Борис отказался, жестоко его избил[56].

Шестой и самой младшей жертвой Алексея Суклетина стала 11-летняя[6][27] (по другим данным — 12-летняя[11]) Валентина Еликова, дочь его знакомой[11]. Маньяк встретился в Казани с девочкой, находившейся возле киоска с мороженым без родителей[57]. Суклетин представился ей дядей, купил девочке мороженое и увёз её к себе, сказав, что они будут собирать клубнику. Шакирова и Еликова вместе ходили купаться[58]. Дома Суклетин ударил Еликову головой о стену, связал[59], изнасиловал, убил и съел. Мадина Шакирова пыталась спасти ребёнка, однако Суклетин избил её и стал угрожать убийством[6]. Шакирова покинула Суклетина и вернулась к своим родителям, однако никому не рассказала о его преступлениях[6].

Последнее убийство

Алексей Суклетин и Лидия Фёдорова

Новой сожительницей Алексея Суклетина стала 23-летняя Лидия Александровна Фёдорова, склонная к неумеренному употреблению спиртного[2][60]. Она приходила к Алексею в сопровождении своего родственника — алкоголика Анатолия Ивановича Никитина[2][61]. Вместе они устраивали пьяные вечеринки[27].

Суклетин рассчитывал, что новая сожительница будет помогать ему убивать женщин, и рассказал ей о своих преступлениях. Он заявил, что очищает общество от асоциальных людей. Но Фёдорова изменяла Алексею[62], отказалась ему помогать[7] и стала угрожать людоеду, что выдаст его милиции[2]. Сам Суклетин обращался с Фёдоровой жестоко и истязал её[59], за что дважды был задержан[63]. Он долго вынашивал идею убийства сожительницы, но не хотел убивать её в одиночку. Маньяк желал, чтобы кто-нибудь видел, как он расправляется с Лидией, и помогал ему в этом[64].

12 марта 1985 года, во время застолья, Лидия Фёдорова в очередной раз пообещала Суклетину выдать его правоохранительным органам[7]. После этого Алексей Суклетин и Анатолий Никитин изнасиловали и убили Лидию Фёдорову, сожгли её одежду, расчленили её труп, глумясь над ним, и съели мягкие ткани[27]. Голову убитой они спрятали в бочке с водой[2], а другие останки — в трансформаторной будке[27].

Убив Фёдорову, Суклетин поехал к Мадине Шакировой и всё ей рассказал[63]. 18 марта 1985 года Шакирова вернулась к людоеду. Чтобы скрыть убийство Лидии Фёдоровой, она убралась в доме сожителя[27].

Разоблачение и арест

Лидия Фёдорова была объявлена в розыск как пропавшая без вести[2]. Представители правоохранительных органов узнали, что незадолго до исчезновения она сожительствовала с Суклетиным, и спросили его, где она находится. Суклетин ответил, что Лидия поссорилась с ним и уехала[7]. Осмотр его жилья подозрений не вызвал[6][7].

В июне 1985 года Суклетин встретился в Казани со своим собутыльником Геннадием Анисимовичем Угловым (род. 1947), работавшим на его участке[2][65]. Вдвоём они приехали в Васильево и начали пьянствовать[65]. Суклетин заставил гостя спать с Шакировой[66] и накормил его мясом последней жертвы. Будучи пьяным, Суклетин сказал Углову, что убил и съел семь человек. Геннадий счёл его слова шуткой. Суклетин предложил гостю вместе убить Шакирову, как важного свидетеля, сказав, что мечтает поджарить её сердце, но Углов отказался[67].

Углов спросил Суклетина, где находится Лидия Фёдорова. В ответ маньяк показал гостю бочку, где хранилась голова убитой[2]. Углов был материально зависим от Суклетина, который надеялся, что Геннадий не расскажет об убийстве Фёдоровой[7][11].

3 июня 1985 года собутыльники поехали в Казань, где продолжили выпивать[68]. На обратном пути Углов затерялся в толпе[68][69], пришёл в отделение милиции и подал заявление[6]. Он был пьян[70], и его слова сочли бредом[6][7].

На следующий день Суклетин пригласил Углова к себе и попытался убить. Сторож ударил гостя по голове бутылкой из-под шампанского, однако тот смог убежать. Проезжавший рядом военнослужащий отвёз Углова в Зеленодольск, где Геннадий получил медицинскую помощь. В тот же день было возбуждено уголовное дело об убийстве Лидии Фёдоровой[70].

Когда оперативники пришли к Суклетину домой, они почувствовали трупный запах, а судмедэксперт Александр Федюнов обнаружил во дворе кусок человеческой кожи[6]. В саду на участке Суклетина были собраны четыре мешка человеческих костей[6], в подсобном помещении нашли полведра топлёного человеческого сала[71]. Старший оперуполномоченный управления уголовного розыска Татарстана по особо важным делам Николай Колесников обнаружил гвоздь, на который преступник вешал тела жертв, а также доски и ножи, использовавшиеся для разделки трупов[2][3]. При этом следов крови на месте преступлений не было[72].

Чтобы извлечь останки убитых, потребовалось три дня. Одна из жертв была опознана по пластине, оставшейся в её позвоночнике после операции. Суклетин сказал, что не стал её есть, потому что её тело пахло лекарствами[7]. Лидия Фёдорова была опознана по причёске, маникюру и макияжу[73].

4 июня 1985 года, в день возбуждения уголовного дела, Алексей Суклетин был арестован[2]. Через несколько часов была арестована Мадина Шакирова[6]. Когда жители Васильево узнали, что Суклетин — убийца и людоед, они сожгли его дом[74], а на его месте устроили свалку[75].

Следствие

Когда Суклетин убивал людей, милиция не искала его взрослых жертв: многие из них часто пропадали, ведя асоциальный образ жизни[7]. Их пропажу отмечали как несчастные случаи[76].

В расследовании дела Алексея Суклетина принимал участие следователь Фарид Загидуллин, до этого работавший по делу казанской ОПГ «Тяп-Ляп»[77][78]. 12 июля 1985 года Суклетин подарил ему фотографию со своим автографом и надписью «На память о первой встрече с людоедом»[79].

Следствие установило, что за время работы Суклетина в садоводческом товариществе «Каенлык» к нему приходили около 20 женщин. Во время обыска в доме преступника следователи опросили соседей, по словам которых Суклетин не вызывал подозрений. Некоторые вещи жертв он хранил у работавшей на госслужбе сестры, которая не интересовалась их происхождением[7].

На первых допросах Суклетин сознался в убийстве Лидии Фёдоровой, но отрицал вину в других преступлениях[7]. Однако, узнав, что на его участке были найдены останки Натальи Школьниковой, людоед переложил вину на Лидию Фёдорову: по его словам, она била Школьникову обухом топора по голове, а он добил Наталью, перерезав ей горло (на самом деле Суклетин убил Наталью Школьникову в соучастии с Мадиной Шакировой, до его знакомства с Фёдоровой)[⇨]. Убийца заявил, что в колонии для несовершеннолетних его ударили по голове и с тех пор у него плохая память. Узнав, что останки других его жертв также были найдены, маньяк был шокирован и сознался во всех преступлениях[80].

Мадина Шакирова во время следствия содержалась в Зилантовом монастыре[81]. Изначально она сознавалась только в укрывательстве убийства Фёдоровой. На допросах сообщница маньяка вела себя нагло и самоуверенно, пытаясь вызвать у следователя сексуальный интерес[82]. При этом она рассматривала окружающих как врагов, поначалу не доверяя даже своему адвокату Борису Рыбаку[83].

Упоминание нескольких жертв Суклетина, убитых в соучастии с Мадиной, разрушило её линию поведения[82]. Фарид Загидуллин добился признательных показаний от сообщницы маньяка, сообщив, что в случае молчания ей угрожает смертная казнь. Испугавшись, что её дочь останется сиротой, и узнав, что Суклетин сознался во всех убийствах[43], Шакирова начала давать показания[11]. Не отрицая своей вины в преступлениях, она заявила, что боялась Суклетина и для неё было бы лучше быть казнённой, чем съеденной им[43]:

«Сама я никого не убивала. Резала мясо, готовила пищу из убитых. Мы присваивали некоторые вещи убитых. Пальто, юбку, кофту, туфли, валенки. Я брала только хорошие вещи. Плохие мы сжигали[6].»

О своих преступлениях Суклетин рассказывал с удовольствием и в мельчайших подробностях, заявляя, что очищал общество от асоциальных людей[7][84]. Он заявил, что свою первую жертву есть не планировал: сварил её мясо, чтобы накормить собаку, и решил попробовать сам, так как был сильно пьян[7].

Судебно-психиатрическая экспертиза, проведённая в Республиканской психиатрической больнице № 3, установила вменяемость Суклетина[85]. После этого Суклетин, Шакирова и Никитин были этапированы в Москву для проведения судебно-психиатрической экспертизы в Институте имени Сербского[11]. Там «Казанский людоед» заявил, что ему не жалко убитых и он не раскаивается по поводу совершённых им преступлений[86][87]. Поначалу Суклетин пытался имитировать сумасшествие, но затем понял, что это у него не получится[6][87]. На вопрос, боится ли он Бога и Страшного суда, маньяк ответил:

«Ха-ха, что мне бог! Я сам себе и бог, и дьявол! Смерти я вообще-то боюсь. Неохота сейчас подыхать, мало ещё пожил. А катись-ка ты со своим Страшным судом![87]»

Мадина Шакирова сказала психиатрам, что Суклетин убил её как человека и как женщину. По её словам, он долго готовил Шакирову к преступлениям, говорил о её избранности, и это её завораживало. Время от времени Шакирова заявляла, что не может жить среди людей, и просила её казнить[88].

По результатам повторной экспертизы Алексей Суклетин был снова признан вменяемым, что сильно его удивило[89][90]. Мадина Шакирова и Анатолий Никитин были также признаны вменяемыми[89].

Пытаясь затянуть следствие, Суклетин рассказывал о преступлениях, которых он не совершал[6]. Он солгал, что убивал людей в Башкирии, что Лидия Фёдорова зарезала 14-летнего мальчика, которого затем при помощи Суклетина утопила в Волге[91]. В прокуратуру Татарской АССР стали поступать запросы об аналогичных преступлениях в других регионах СССР. Следствию удалось установить, что Суклетин давал ложные показания, чтобы затянуть расследование своего дела и отсрочить наказание[92].

В СИЗО маньяк усиленно делал зарядку, планируя побег. Он пытался добиться авторитета среди заключённых, хвастался тем, что он людоед[93], глумился над верующими людьми и их чувствами, но после драки с сокамерником попал в касту «опущенных»[94].

Всего Суклетин сознался в 15 убийствах[3]. Ему было предъявлено обвинение более чем в 20 убийствах, но доказаны были только семь[5] (оперуполномоченный Николай Колесников говорит о восьми жертвах Суклетина[3]). «Казанский людоед» требовал по 50 рублей, сигареты и чай за выдачу останков каждой жертвы. Написав шесть явок с повинной о доказанных убийствах и не получив деньги за седьмую, он отказался выходить на допросы, целыми днями лежал на нарах в камере, матерился на окружающих. Вмешиваться пришлось Фариду Загидуллину. Следствие по делу Алексея Суклетина длилось до 3 марта 1986 года[95].

Суд и казнь

Уголовное дело о преступлениях Алексея Суклетина и его сообщников рассматривал Верховный суд Татарской АССР. Объём материалов дела составил 19 томов. Мать Суклетина написала заявление, что отказывается нанимать сыну адвоката[11].

Суд по делу Суклетина длился около месяца[11]. Председателем был Риф Шарифуллин, в то время заместитель председателя Верховного суда по уголовным делам Татарской АССР. По словам Шарифуллина, как заместитель он не был обязан принимать дело к производству. В то время дела по первой инстанции рассматривали молодые судьи, но Шарифуллин решил не подвергать их психологическому напряжению[96].

На суде Суклетин вёл себя спокойно. Как и на следствии, он подробно и с удовольствием рассказывал о своих преступлениях. Суклетин прерывал ход заседаний, чтобы закурить[97]. До последнего момента подсудимый не верил, что будет расстрелян, считая, что убийство проституток и пьющих женщин не достойно казни[90].

18 апреля 1986 года Алексей Суклетин был приговорён к исключительной мере наказания — смертной казни через расстрел[98][99]. В приговоре было отмечено, что маньяк совершал преступления, «пренебрегая общепринятыми в советском обществе принципами гуманизма» и «проявляя исключительные изуверство и бесчеловечность»[11].

Перед казнью осуждённый слепил из хлебного мякиша женские туфли и подарил их Фариду Загидуллину[2][7]. Последним желанием Суклетина было увидеться с Шакировой. Он попросил у Мадины прощения и подарил ей яблоко[100]. 29 июня 1987 года в Казани приговор был приведён в исполнение[101].

Личность преступника и мотив убийств

Сам Алексей Суклетин не мог дать однозначной оценки своим преступлениям[102]. Он мотивировал их тем, что многие его жертвы были проститутками, и заявлял, что очищает общество от «аморального элемента»[85][87]. Вместе с этим, по свидетельству Мадины Шакировой, людоед испытывал наслаждение в момент убийства, превращаясь в «настоящего зверя» и «сатану»[43]. Ещё во время своего первого преступления в 1960 году, когда Суклетин ударил жертву по голове и попытался её изнасиловать[⇨], его возбудила мысль о том, что жертва умерла[103]. Маньяк рассказывал, что волновался только во время первого убийства[86].

Соседи не подозревали Суклетина в преступлениях. Они знали его как гостеприимного хозяина, хорошего собеседника и собутыльника, умеющего чинить крышу, сантехнику, копать картофель, декламировать стихи[7][104]. При этом маньяк любил называть прохожих детей «котлетками», говорил, что их «зажарит»[54]. Соседей, в том числе детей, он угощал человеческим мясом (например, под видом шашлыка), и никто не догадывался о происхождении еды[2]. По воспоминанию одного из свидетелей, когда ему было 7 лет, Суклетин накормил его и других местных мальчиков супом. Угощение было сладким, как будто вместо соли туда добавили сахар[105]. Многие из случайно попробовавших человечину впоследствии не могли переносить даже запах мяса[106].

Суклетин нравился женщинам и пользовался у них успехом. Их привлекала его внешность (он носил бороду), начитанность, уверенность в себе[6][27][107]. Когда Суклетин находился в заключении, он хотел, чтобы сокамерники преклонялись перед ним и восхищались им, как авторитетом. Но это Суклетину не удалось[90].

Судебно-психиатрическая экспертиза отметила в личности Суклетина психопатические черты характера: эгоцентризм, повышенную возбудимость, жестокость, мстительность, — которые не лишали его способности руководить своими действиями[41].

Мадина Шакирова характеризовала сожителя как очень хитрого и жестокого человека, для которого «ничего нет святого». По её словам, Суклетин трижды пытался её убить, смотрел на женщин только как на источник мяса. Она рассказывала:

«Красивые бабы вызывали у него прямо-таки злобу. Ну, те, интеллигентные, к которым он и подкатить-то боялся. Он любил про таких со мной разговаривать и мечтать, как бы он с ней совершил половой акт и обязательно в извращённой форме, а потом бы зарезал и съел[43].»

Приговор сообщникам Суклетина и их дальнейшая судьба

Для Мадины Шакировой обвинение просило смертную казнь[6]. Её адвокат Борис Рыбак строил линию защиты на том, что лично Шакирова никого не убивала[2][108]. В итоге суд учёл смягчающие обстоятельства: раскаяние подсудимой в совершённых преступлениях, а также то, что Суклетин заставлял Мадину совершать их, угрожая убийством[101]. Шакировой было назначено наказание в виде 15 лет лишения свободы. Анатолий Никитин был приговорён также к 15 годам лишения свободы за убийство Лидии Фёдоровой, Ринат Волков — к семи годам лишения свободы за вымогательство (дальнейшая судьба Волкова неизвестна)[11][109].

Сокамерницы не приняли Мадину Шакирову, прозвав её «Диной-мясорубкой». Первоначально Шакирова содержалась в колонии в Козловке (Чувашия), где с ней подрались другие заключённые. После этого её перевели в колонию в Плесецком районе Архангельской области, где сокамерницы объявили ей бойкот[110].

В 2001 году Шакирова и Никитин вышли на свободу[11]. В 2008 году Мадина Шакирова дала интервью телепрограмме «Город», в котором призналась, что ей тяжело жить на свободе и что совершала преступления не по своей воле. После освобождения Шакировой родственники не принимали её, и она сама старалась как можно меньше общаться с людьми[111]. Судьба Анатолия Никитина после освобождения неизвестна.

Примечания

Комментарии
  1. О семи жертвах, которых убил Алексей Суклетин, пишет Анес Батаев в книге «Конец кровавого дьявола» — подробной биографии маньяка, изданной в 1993 году. По словам Николая Колесникова, который на момент задержания Суклетина в 1985 году был старшим оперуполномоченным управления уголовного розыска Татарстана по особо важным делам, Суклетин убил восемь человек[3]. Сам преступник сознался в 15 убийствах[3], а обвинён был более чем в 20[5].
  2. Некоторые источники указывают, что серия убийств была совершена Суклетиным в период с ноября 1979 года по май 1980 года[2][4][6][7].
  3. В переводе с татарского языка название «Каенлык» означает «берёзовая роща»[2].
Источники
  1. 1 2 Ковальчук Мария. Досье на самых жестоких серийных убийц СССР и РФ. РенТВ (27 марта 2017). Дата обращения: 22 ноября 2018. Архивировано 22 ноября 2018 года.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 Вольская В. «А чего каяться: я обществу помогал». История «последнего людоеда Татарии» // АиФ-Казань. — 2017. — 4 октября (№ 40). Архивировано 14 ноября 2018 года.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 Шарафиева А. «Он просто тянул время: людоед умирать не хотел» // Вечерняя Казань. — 2014. — 18 февраля. Архивировано 12 января 2019 года.
  4. 1 2 3 4 5 Мухаметрахимов Альфред, Лучников Алексей. «Аксубаевский каннибал» Артур Фликов: «Не понял — меня что, в СИЗО определят?». Бизнес Online (7 октября 2017). Дата обращения: 22 ноября 2018. Архивировано 22 ноября 2018 года.
  5. 1 2 3 4 5 6 Жуков П. «Молчание ягнят». В главной роли — Алексей Суклетин (18+) // Дилетант : журнал. — 2019. — 20 октября. Архивировано 9 ноября 2019 года.
  6. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 Шаповалова Алёна. «Принеси мне младенца на обед». Как поймали самого кровавого людоеда Союза. Life.ru (25 марта 2018). Дата обращения: 21 ноября 2018. Архивировано 14 ноября 2018 года.
  7. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 Комиссарова Анна. Казанский аллигатор. Lenta.ru (27 октября 2019). Дата обращения: 6 ноября 2019. Архивировано 5 ноября 2019 года.
  8. Батаев, 1993, с. 91.
  9. 1 2 Ибрагимов, Хаиров, 3:19-3:22.
  10. 1 2 Шерстнёв, 5:37—5:38.
  11. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 Простатов И. Вполне вменяемый каннибал // Республика Татарстан. — 2011. — 26 мая (№ 104—105 (27001—27002)). Архивировано 14 ноября 2018 года.
  12. Ибрагимов, Хаиров, 7:06—7:54.
  13. Батаев, 1993, с. 7.
  14. Батаев, 1993, с. 5—6.
  15. Батаев, 1993, с. 6—7.
  16. Батаев, 1993, с. 7—9.
  17. Батаев, 1993, с. 10.
  18. 1 2 Батаев, 1993, с. 11.
  19. 1 2 Батаев, 1993, с. 12.
  20. Батаев, 1993, с. 12—20.
  21. Батаев, 1993, с. 20.
  22. Askenasy H. Cannibalism: From Sacrifice to Survival. — Prometheus Books, 1994. — P. 208. — 292 p. — ISBN 9780879759063. Архивная копия от 3 января 2019 на Wayback Machine (англ.)
  23. Батаев, 1993, с. 37.
  24. Батаев, 1993, с. 21—22.
  25. Батаев, 1993, с. 22—23.
  26. Шерстнёв, 02:24-02:29.
  27. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Додолев Е. Вечера сторожа Суклетина // Смена. — 1989. — Июнь (№ 1491). Архивировано 8 августа 2018 года.
  28. Батаев, 1993, с. 23—25.
  29. Батаев, 1993, с. 26—30.
  30. Батаев, 1993, с. 27—29.
  31. Шерстнёв, 02:17-02:39.
  32. Батаев, 1993, с. 24.
  33. Батаев, 1993, с. 35—37.
  34. 1 2 Батаев, 1993, с. 43.
  35. 1 2 Батаев, 1993, с. 44.
  36. Шерстнёв, 05:04-05:20.
  37. Батаев, 1993, с. 37—38.
  38. Шерстнёв, 10:29-10:45.
  39. Ибрагимов, Хаиров, 16:45-17:03.
  40. Шерстнёв, 07:00-07:21.
  41. 1 2 Батаев, 1993, с. 86.
  42. Антонюк Евгений. Ад каннибалов. Самые жуткие случаи людоедства в СССР и России. Life.ru (27 сентября 2017). Дата обращения: 21 февраля 2020. Архивировано 21 февраля 2020 года.
  43. 1 2 3 4 5 Батаев, 1993, с. 76.
  44. Батаев, 1993, с. 38—39.
  45. Шерстнёв, 05:24-05:29.
  46. Батаев, 1993, с. 39.
  47. Шерстнёв, 05:58-06:21.
  48. Батаев, 1993, с. 47.
  49. Батаев, 1993, с. 46.
  50. Батаев, 1993, с. 48.
  51. Батаев, 1993, с. 77—78.
  52. Батаев, 1993, с. 48—49.
  53. Батаев, 1993, с. 50—51.
  54. 1 2 Батаев, 1993, с. 51.
  55. Батаев, 1993, с. 51—56.
  56. Батаев, 1993, с. 56—59.
  57. Батаев, 1993, с. 62.
  58. Ибрагимов, Хаиров, 15:41-16:15.
  59. 1 2 Батаев, 1993, с. 64.
  60. Шерстнёв, 8:46-9:10.
  61. Батаев, 1993, с. 87—88.
  62. Ибрагимов, Хаиров, 18:08-18:21.
  63. 1 2 Батаев, 1993, с. 65.
  64. Батаев, 1993, с. 72—73.
  65. 1 2 Ибрагимов, Хаиров, 20:11-20:40.
  66. Ибрагимов, Хаиров, 20:41-20:47.
  67. Батаев, 1993, с. 66.
  68. 1 2 Батаев, 1993, с. 67.
  69. Ибрагимов, Хаиров, 21:09-21:22.
  70. 1 2 Батаев, 1993, с. 68.
  71. Исполнилось 30 лет со дня смертной казни «Казанского людоеда». Челны24 (29 июля 2017). Дата обращения: 22 ноября 2018. Архивировано 22 ноября 2018 года.
  72. Ибрагимов, Хаиров, 11:09-12:02.
  73. Ибрагимов, Хаиров, 8:53-10:04.
  74. Шерстнёв, 00:33-00:47.
  75. Ибрагимов, Хаиров, 08:46-08:54.
  76. Ибрагимов, Хаиров, 06:14-06:19.
  77. Скончался бывший заместитель прокурора РТ Фарит Загидуллин. Бизнес Online (27 марта 2015). Дата обращения: 14 февраля 2020. Архивировано 2 августа 2020 года.
  78. Самигуллина Эльвира, Шагулин Александр. В мечети «Рамазан» простились с грозой казанских ОПГ. Бизнес Online (28 марта 2015). Дата обращения: 14 февраля 2020. Архивировано 24 марта 2020 года.
  79. Ибрагимов, Хаиров, 07:59-08:12.
  80. Батаев, 1993, с. 75—76.
  81. Ибрагимов, Хаиров, 13:38-13:59.
  82. 1 2 Батаев, 1993, с. 71—72.
  83. Ибрагимов, Хаиров, 14:40-15:06.
  84. Ибрагимов, Хаиров, 19:20-20:08.
  85. 1 2 Батаев, 1993, с. 85.
  86. 1 2 Батаев, 1993, с. 85—86.
  87. 1 2 3 4 Батаев, 1993, с. 88.
  88. Батаев, 1993, с. 86—87.
  89. 1 2 Батаев, 1993, с. 85—88.
  90. 1 2 3 Батаев, 1993, с. 93.
  91. Батаев, 1993, с. 80—82.
  92. Батаев, 1993, с. 82—85.
  93. Батаев, 1993, с. 78—79.
  94. Батаев, 1993, с. 92—93.
  95. Шерстнёв, 11:42.
  96. Ибрагимов, Хаиров, 23:24-24:03.
  97. Ибрагимов, Хаиров, 24:03-24:40.
  98. Шерстнёв, 11:35.
  99. Ибрагимов, Хаиров, 23:01-23:09.
  100. Ибрагимов, Хаиров, 23:10-23:32.
  101. 1 2 Батаев, 1993, с. 94.
  102. Ибрагимов, Хаиров, 7:54-7:59.
  103. Батаев, 1993, с. 6.
  104. Шерстнёв, 04:40-05:05.
  105. Шерстнёв, 07:50-08:33.
  106. Паламарчук Мария. 5 самых жестоких каннибалов в истории. Life.ru (31 марта 2018). Дата обращения: 21 февраля 2020. Архивировано 21 февраля 2020 года.
  107. Батаев, 1993, с. 49—50.
  108. Ахкиямова Лиля. Борис Рыбак, «Рыбак, Коган и партнеры»: «Самое громкое дело моей жизни — это дело «Васильевского людоеда». Бизнес Online (10 ноября 2014). Дата обращения: 16 февраля 2020. Архивировано 16 февраля 2020 года.
  109. Moros Peña M. Historia natural del canibalismo: Un sorprendente recorrido por la antropofagia desde la Antigüedad hasta nuestros días. — Madrid: Ediciones Nowtilus S.L., 2010. — P. 302. — 402 p. — ISBN 9788497635578. Архивная копия от 3 января 2019 на Wayback Machine (исп.)
  110. Шерстнёв, 11:38-12:32.
  111. Шерстнёв, 02:17-02:47, 11:46-12:15, 12:32-12:39.

Литература

  • Батаев А. К. Конец кровавого дьявола. — Набережные Челны: КАМАЗ, 1993. — 96 с. — 100 000 экз.
  • Модестов Н. С. Маньяки… Слепая смерть: Хроника серийных убийств. Шашлык из любимой. — М.: Надежда-I, 1997. — 284 с. — (Уголовные тайны). — ISBN 5-86150-041-X.

Ссылки