Православно-католический диалог

Православно-католический диалог — богословский диалог[прим. 1] между Римско-католической и Православными церквами в рамках работы Смешанной богословской комиссии, который проходит с целью изучения особенностей вероучения сторон и рассматривается в качестве начала пути к единству[3]. Решения о начале диалога были приняты в 1960-х годах, а официальный диалог стартовал в 1980 году[1]. Экуменистические инициативы Константинопольского патриарха и Второго Ватиканского собора 1960-х годов получили наименование «диалог любви», а официальный богословские дискуссии с 1980 года — «диалог истины»[3][4]. В ходе богословских дискуссий были разработаны документы, определяющие сходства и различия между Католической и Православной церквами. В начале 1990-х годов православно-католический диалог был осложнён событиями в Восточной Европе[прим. 2][8], что привело к сосредоточению двустороннего диалога на темах униатства и прозелитизма[5]. В 1993 году в Баламандском институте (Ливан) стороны подписали соглашение, определяющее совместный взгляд сторон на данную проблематику[1][3]. Однако как в православных, так и в католических кругах данное соглашение вызвало неоднозначную реакцию[1]. С 2000 по 2005 годы в диалоге снова наметился кризис, и работа Смешанной комиссии была фактически приостановлена[9]. Несмотря на противодействие консервативных кругов, с 2005 года официальный православно-католический диалог был возобновлён. В 2007 году в Равенне стороны смогли подписать совместное заявление, обобщающее плоды предыдущих встреч в рамках диалога. Несмотря на всю сложность и проблематику православно-католических отношений[en], двусторонний богословский диалог продолжается[3]. Существуют также многочисленные отдельные православно-католические международные комиссии и региональные организации, занимающиеся вопросами двустороннего диалога[10][11][12][13][14][15].

История православно-католических отношений

Собор Санта-Мария-дель-Фьоре, где в 1439 году была подписана Флорентийская уния

Противоречия между восточной и западной христианскими церквами, накапливавшиеся веками[16][17], привели в 1054 году к Великому расколу[18], закреплённому взаимными анафемами[19][20][21]. Среди причин разделения церквей были экклезиологические[17], догматические[22] и политические причины[21][23][24][25][26]. Разрыв общения между византийской церковью и Римским престолом привёл к появлению всё большего числа различий во всех сферах церковной жизни. В XI веке Католическая церковь ввела Филиокве в Символ Веры[24]. Данная вставка касалась догмата о Троице и говорила об исхождении Святого Духа не только от Бога Отца, но «от Отца и Сына»[27]. Православные обвиняли западных христиан в нарушении 7-го правила Третьего Вселенского собора, а также не могли согласиться с католическим взглядом на роль папы Римского в Церкви[28]. В конце XII — начале XIII века произошли исторические события, укрепившие раскол: латинская резня в Константинополе (1182 год), назначение латинских иерархов в Иерусалим, Антиохию, а после штурма крестоносцами и в Константинополь (1204 год)[24], образование Латинской империи и изгнание православных в Никею[29]. В середине XIII века крестоносцы осуществляли военные вторжения с целью распространения католицизма и в Русские земли, однако эти попытки закончились неудачно[30].

В 1274 году папа римский Григорий X созвал Второй Лионский собор с целью установления унии между восточной и западной церквами. Восточные делегаты собора признали примат римского епископа и вероучение Католической церкви[31]. Во многом данный союз был инициирован византийским императором Михаилом VIII Палеологом, вопреки мнению Православной церкви[29]. После смерти Михаила в 1282 году, уния была разорвана его сыном Андроником II[32]. В середине XV века была предпринята очередная попытка добиться единства Церкви. В 1438—1445 годах в Италии проходил Ферраро-Флорентийский собор, созванный папой Евгением IV с целью объединения церквей. В его работе приняли участие религиозные (во главе с патриархом Иосифом II) и политические (во главе с императором Иоанном VIII Палеологом) лидеры Византийской империи[33]. В ходе работы собора православные согласились со всеми пунктами Католического вероучения и первенством папы Римского во Вселенской церкви, и 5 июля 1439 года уния была подписана[34][35][36][37].

После провозглашения унии в Византии возникла оппозиция во главе с митрополитом Марком Эфесским, которая отвергала унию[38][39]. После падения Константинополя в 1453 году и ликвидации Византийской империи, иерархи Православной церкви, при поддержке верующих и под нажимом властей Османской империи[40], упразднили унию с Римским престолом[41]. Православная церковь вновь выразила несогласие с католическим богословием, подчеркнув незаконность Филиокве и неприятие догмата о чистилище, а также отвергнув папское первенство в Церкви. Константинопольский поместный собор Православной церкви в 1484 году признал неканоничность Флорентийского собора и определил его постановления недействительными[40].

Несмотря на упразднение Флорентийской унии, православно-католические контакты продолжились[42]. Как правило, большинство этих контактов были проявлением католического прозелитизма по отношению к православному населению. Миссионерская деятельность Католической церкви активизировалась с 1570-х годов[43]. Усилия, направленные на присоединение православных к Римскому престолу, сохраняя их литургические традиции, привели к появлению многочисленных Грекокатолических церквей[42][44]. Наибольших успехов католическим миссионерам удалось достичь на территориях Восточной Европы: в Речи Посполитой (образование Русской униатской церкви (1596 год))[43], в Закарпатье (образование Русинской униатской церкви (1646 год)), в Трансильвании (образование Румынской грекокатолической церкви (1698 год)), а также в Османской империи (образование Мелькитской (1724 год) и Болгарской (1861 год) грекокатолических церквей)[42].

Неоднократно из-за изменения политической ситуации, под давлением властей царской России[45], СССР[46][47], Румынии[7], значительная часть греко-католиков возвращалась в лоно Православной церкви (Полоцкий собор 1839 года, Львовский собор 1946 года, Алба-Юльское национальное церковное собрание 1948 года[48])[прим. 3][43]. Таким образом, в XX веке в Галиции сложилась ситуация навязывания населению Православия извне[53]. Святой Престол не признавал ликвидацию униатских общин[54] и отстаивал право Восточнокатолических церквей на существование, которое, по мнению католиков, свидетельствует о совместимости, глубоком разнообразии традиций[51] и восстановлении модели церковного единства первого тысячелетия[45]. По мнению многих православных исследователей, униатство «стало плодом силы и политического компромисса, а не согласия и выбора свободной воли»[55], и на долгие годы стало главным фактором, мешающим развитию православно-католических отношений[56][57][58][59]. Миссионерские успехи католиков на Ближнем Востоке привели к росту антилатинских настроений среди восточных православных. Одновременно с этим в местах компактного проживания в Средиземноморье было отмечено совместное участие католиков и православных в таинствах. В 1729 году Римская Конгрегация пропаганды веры запретила всяческое участие в католических таинствах христиан, не состоящих в общении с Римом[60]. В ответ на это в 1755 году восточные православные Патриархи приняли решение о перекрещевании католиков, переходящих в Православную церковь. Эта практика просуществовала вплоть до конца XIX века[61].

Отношения Православной и Католической церквей в период Средневековья и Нового времени характеризуются экклезиологической и сотериологической убеждённостью в своей исключительности и в «еретичности» противоположной стороны[62][63]. При этом на некоторых исторических этапах православно-католические отношения улучшались[прим. 4]. В январе 1848 года Папа Римский Пий IX в энциклике «In suprema Petri» выражал стремление к диалогу с Православной церковью. В мае 1848 года иерархи Антиохийской, Иерусалимской и Константинопольской церквей издали «Ответ восточных патриархов на послание Пия IX»[62]. В своём Послании православные иерархи отвергли предложение присоединиться к Католической церкви и обозначили ряд богословских проблем православно-католических отношений[64]. При этом во время созыва Первого Ватиканского собора (1869—1870) обозначился кризис в отношениях между Ватиканом и восточными католиками. Святой Престол в ответ на действия униатских патриархов начал политику латинизации Восточнокатолических церквей. Понтификат Льва XIII (1878—1903) был отмечен новыми инициативами по диалогу с Востоком и урегулированием проблемы Восточнокатолических церквей[прим. 5][63]. Тем не менее инициативы Святого Престола не привели к реальному улучшению отношений с Православной церковью[62]. В XX веке Первая мировая война, революция в России, греческая Малоазийская катастрофа, Вторая мировая война и установление коммунистических режимов в Восточной Европе привели к тяжёлым последствиям для Православных церквей[66]. Вплоть до середины XX века поместные Православные церкви не имели возможности для полноценного богословского диалога с Римско-Католической церковью. В этот период Святой Престол не предпринимал заметных экуменистических попыток экспансии на Восток, хотя и не отказался от идеологии унии и создания Русского апостолата[67]. Изменение отношения к методу диалога с Православной церковью произошло после Второго Ватиканского собора (1962—1965), который сыграл важную роль в начале официального богословского диалога с православными. Таким образом, к середине XX века православно-католические отношения нормализовались, пройдя эволюцию от прозелитизма к уважительному сотрудничеству[68].

Подготовка богословского диалога

Мозаика с изображением Папы Павла VI и Патриарха Афинагора

На первом Всеправославном совещании был поднят вопрос о взаимоотношениях с Католической церковью. В 1963 году Председатель Папского секретариата по христианскому единству кардинал Августин Беа направил предстоятелям Православных церквей приглашения прибыть на Второй Ватиканский собор в качестве наблюдателей. Данное приглашение обсуждалось на втором Всеправославном совещании[69]. В ходе совещания делегаты высказались за начало богословского диалога с католиками[1]. В ходе проведения Второго Ватиканского собора был принят декрет «Unitatis Redintegratio», посвящённый экуменистической деятельности[70] и способствовавший развитию диалога с Православием[3][71][72]. В 1964 году состоялась встреча Константинопольского патриарха Афинагора и римского папы Павла VI[73]. В декабре 1965 года Афинагор и Павел VI приняли совместное решение о снятии анафем 1054 года[74][75][76]. В 1967 году они также высказались за начало богословского диалога. В 1979 году патриархом Константинопольским Димитрием и папой римским Иоанном Павлом II во время визита папы римского в Турцию было объявлено о решении создать Смешанную международную богословскую комиссию по православно-католическому диалогу с согласия всех поместных Православных церквей[1][68][77]. В Смешанной комиссии было предусмотрено наличие двух сопредседателей — с католической и с православной стороны. Должность католического сопредседателя комиссии занимали главы Папского совета по содействию христианскому единству: кардиналы Йоханнес Виллебрандс (1979—1989), Эдвард Кассиди (1989—2001), Вальтер Каспер (2001—2010) и Курт Кох (с 2010 года). С православной стороны эту должность занимали представители Константинопольского патриархата: архиепископ Стилиан (Харкианакис) (1979—2000), митрополит Иоанн (Зизиулас) (2006—2016) и с 2016 года епископ Иов (Геча)[78].

Проведение официального богословского диалога

Начало диалога (1980-е годы)

Официальный богословский диалог начался в 1980 году, заседания проходили на греческих островах Патмос и Родос[79]. Стороны начали дискуссии с обсуждения темы «Тайна Церкви и Евхаристии в свете тайны Святой Троицы». В 1982 году в Мюнхене (ФРГ) состоялась вторая встреча Смешанной комиссии, где был принят итоговый документ по первой обсуждаемой теме[80]. В 1984 году на Крите православные и католические богословы начали обсуждение темы «Вера, таинство и единство Церкви»[68]. Данная тема продолжала обсуждаться на заседании в Ополе (Польша) в 1985 году. Итоговые обсуждения и принятие совместного заявления на эту тему состоялись в 1986 и 1987 годах в итальянском Бари[81]. В 1988 году в Новом Валааме (Финляндия) состоялась очередная встреча богословов Смешанной комиссии, на которой стороны начали собеседования на тему «Таинство священства в таинственной структуре Церкви, в частности важность апостольского преемства для освящения и единства народа Божия»[1][82]. Богословские документы, подготовленные в ходе этих заседаний, послужили теологической основой для дальнейшего обсуждения вопросов в ходе диалога. В пунктах 53 и 55 заявления, принятого на заседании в Ново-Валаамском монастыре (1988), стороны затрагивали один из главных спорных экклезиологических вопросов — первенство папы во Вселенской церкви[3][82].

Первый кризис диалога

На рубеже 1980—1990-х годов из-за роспуска Организации стран Варшавского договора и распада Советского Союза в странах Восточной Европы активизировалась миссионерская деятельность Католической церкви[83]. В начале 1990-х годов на Украине произошло восстановление Грекокатолической церкви, что зачастую сопровождалось насильственными действиями по возврату храмов из юрисдикции Русской православной церкви[84][85][86][87][88][89]. Несмотря на миротворческие усилия Русской православной и Римско-Католической церквей и принятие «Рекомендаций по нормализации отношений между православными и католиками восточного обряда в Западной Украине» на встрече в январе 1990 года в Москве, насильственные действия греко-католиков в отношении православных на Украине продолжились[85]. В июне 1990 года на шестом заседании Смешанной богословской комиссии во Фрайзинге (ФРГ) стороны продолжили обсуждение экклезиологических вопросов, в том числе вопрос униатства. Русская православная церковь выразила стремление к диалогу с Римско-Католической церковью по вопросу о ситуации на Западной Украине. В ходе встречи с делегацией РПЦ в Ватикане папа римский Иоанн Павел II заявил «о законности существования католических церквей восточного обряда на Украине и о том, что Рим является гарантом для последователей униатской церкви»[85][90]. Однако данные инициативы и усилия не смогли изменить ситуацию коренным образом[85]. В связи с обострением религиозной ситуации на Украине Русская православная церковь выступила с инициативой прекращения официального богословского диалога с Католической церковью, которую поддержали другие поместные Православные церкви[1][91]. Несмотря на ухудшение двусторонних отношений, стороны предпринимали шаги к преодолению кризиса и продолжению богословского диалога. В июне 1991 года в Аричче (Италия) стороны разработали проект документа «Униатство как метод единения в прошлом и нынешний поиск полного общения»[1].

Баламандское соглашение

Основная статья: Баламандская декларация

В июне 1993 года на очередном (седьмом) заседании Смешанной богословской комиссии в Баламандском богословском институте (Ливан) стороны разработали совместный документ[92][93]. Данная декларация состояла из трёх частей: введения, экклезиологической части и практических правил. Во введении, со ссылкой на ранее проведённые встречи во Фрайзинге (1990 год) и Аричче (1991 год), стороны отказываются от унии как метода поиска единства, поскольку он противоречит общей традиции церквей. В тексте документа церкви отказывались от прозелитизма, утверждая, что «недопустимо стремление обращать людей из одной Церкви в другую ради их спасения»[1]. Важным пунктом декларации стало признание, что и Католическая церковь, и Православная церковь являются носителями спасения и их отношения базируются на термине «Церкви-сёстры»[1][77]. В тексте декларации была дана историческая оценка заключению униатстких договоров, которые «привели к присоединению ряда общин к Римскому престолу и, как следствие, повлекли за собой разрыв общения со своими материнскими Церквами»[42]. Таким образом, в документе были сформулированы три принципа: отказ от униатства как метода достижения единства (пункт 2), признание права на существование Грекокатолических церквей (пункт 3)[94] и неприкосновенности свободы совести людей (пункт 15)[95].

Данный документ являлся промежуточным в работе Смешанной богословской комиссии, не подписывался представителями сторон, а в выработке декларации не принимали участие представители ряда поместных Православных церквей[прим. 6][1][77]. Баламандская декларация вызвала неоднозначную реакцию как в Католической, так и в Православной церквах[1][97]. Консервативно настроенные иерархи, богословы и миряне критиковали Баламандское заявление за излишний экуменизм, заявления «об общих таинствах» и использование термина «Церкви-сёстры»[98]. Восточнокатолические церкви раскритиковали данный документ[42][99]. Грекокатолики были недовольны осуждением унии как формой церковного единства. Православные также раскритиковали данный документ[1][96][100][101][102][103]: так, например, синод Элладской православной церкви осудил Баламандское соглашение, отметив, что «Баламандский текст касательно унии — неприемлемый с православной точки зрения»[104].

Второй кризис диалога

В 1998 году в Арриче стороны подготовили предварительный документ для дальнейшего обсуждения на очередном заседании Смешанной богословской комиссии. Православные богословы не ставили вопрос об упразднении Восточнокатолических церквей, однако требовали, чтобы католическая сторона однозначна осудила сам принцип униатства, благодаря которому эти церкви были созданы[42]. Работа Смешанной богословской комиссии была возобновлена заседанием в Балтиморе (США) в июле 2000 года на тему «Экклезиологические и канонические следствия униатства». В ходе дискуссий стороны высказывали различный взгляд на существование Восточнокатолических церквей. Православные участники выразили недовольство существованием униатских церквей на канонической территории Православных церквей, которое, по их мнению, нарушало фундаментальный экклезиологический принцип, согласно которому в определённом месте может быть только одна Поместная Церковь и один епископ[1][42]. Католические богословы же заявляли о том, что Востокатолические церкви отстаивают единение с Римским епископом как необходимый экклезиологический принцип Церкви до разделения[1]. Католическая сторона отказалась признать формулировки православных богословов относительно униатских церквей[42]. Данное разногласие не позволило принять согласованный документ по итогам заседания и фактически послужило причиной прекращения официального богословского диалога[1][3]. Комиссия сочла необходимым дальнейшее глубокое изучение богословских, пастырских, исторических и канонических вопросов, связанных с вопросом униатства[105].

Возобновление диалога

В 2005 году на совещании глав Православных церквей в Стамбуле, благодаря усилиям сопредседателя Смешанной комиссии с православной стороны митрополита Иоанна (Зизиуласа), православные церкви высказались за возобновление официального богословского диалога с Католической церковью[3]. В декабре 2005 года папа римский Бенедикт XVI обратился к членам Смешанной богословской комиссии в связи с возобновлением православно-католического диалога и выразил надежду на «движение к единству»[106]. Очередное (девятое) заседание Смешанной комиссии состоялось в сентябре 2006 года в Белграде[107]. Стороны обсуждали тему «Экклезиологические и канонические последствия сакраментальной природы Церкви: соборность и власть в Церкви»[1]. Следующее заседание прошло в итальянской Равенне в 2007 году. По итогам этого заседания стороны приняли совместное заявление на тему «Экклезиологические и канонические последствия священной природы церкви — церковная община, соборность и власть»[108]. Данное соглашение обобщало плоды богословских консультаций в 1982, 1987 и 1988 годах. В Равеннском заявлении стороны подчеркнули общую традицию двух Церквей, касающуюся взглядов на церковное единство, а также определили три уровня церковной жизни: местный, региональный и вселенский. В то же время проблемный вопрос о роли епископа Рима как «первенствующего» среди патриархов на вселенском уровне был оставлен для дальнейших обсуждений[3]. Равеннский документ не подписали представители РПЦ, имевшие замечания к содержанию документа[109][110][111], а также протестуя против приглашения Константинопольским патриархатом представителей Эстонской апостольской православной церкви на заседание[112][113]. В 2009 (Пафос, Кипр) и 2010 (Вена, Австрия) годах прошли очередные заседания Смешанной богословской комиссии по теме «Роль епископа Рима в общине церкви в первое тысячелетие»[3][114][115].

Диалог в 2010-х годах и современное состояние

Тринадцатое заседание Смешанной богословской комиссии прошло в иорданском Аммане в 2014 году на тему «Синодальность и первенство». В ходе работы богословы комиссии приняли решение подготовить проект нового совместного заявления, который должен быть хорошо изучен и оформлен в ходе следующих заседаний комиссии[116]. В 2016 году в итальянском Кьети прошло четырнадцатое заседание комиссии, на котором стороны приняли документ по теме «Синодальность и первенство в первом тысячелетии. На пути к общему пониманию служения единству Церкви»[117][118][119]. В 2017 году на греческом острове Лерос состоялось подготовительное совещание Смешанной богословской комиссии. В ходе заседания было принято решение о необходимости подготовки документа на тему «На пути к единству в вере: богословские и канонические вопросы»[120]. В связи с действиями Константинопольского патриархата на Украине в 2018 году, Русская православная церковь прекратила участие во всех структурах где председательствуют и сопредседательствуют представители Константинопольского патриархата[121][122][123], что поставило под угрозу дальнейшее проведение официального православно-католического диалога[124][125][126]. Однако подготовительные заседания Смешанной богословской комиссии по теме «Синодальность и первенство во втором тысячелетии и сегодня» прошли в монастыре Бозе[en] (Италия) в 2018[127] и в 2019 годах[128].

Последствия

Анализ богословских аспектов диалога

Характеристика богословских дискуссий

Основными богословскими различиями между православными и католиками, обсуждавшимися на Флорентийском соборе, были: отношение к пониманию первенства Папы, Филиокве, использование квасного и пресного хлеба в евхаристии и католическое учение о чистилище[74]. По большому счёту, долгое время примат Папы и Филиокве были главными догматическими различиями между Католической и Православной церквами[129]. После проведения Первого Ватиканского собора (1869—1870 годы) количество спорных догматических вопросов увеличилось. В начале официального богословского диалога было решено начать обсуждение с вопросов, в которых у сторон гораздо больше общего, чем различных спорных моментов[74]. В частности, Католическая церковь признавала апостольское преемство в Православной церкви, а также положительно оценивала иконопочитание, почитание Богородицы, святых, отношение к таинству евхаристии, литургические и монашеские традиции православных[прим. 7][131]. Основной целью комиссии было стремление установить, существуют ли основания для полного восстановления евхаристического общения[50][131].

С первых заседаний собеседования были сосредоточены преимущественно на экклезиологических аспектах[50]. На первом этапе диалога (первые четыре заседания) Смешанная комиссия смогла выпустить совместные документы, свидетельствующие о глубокой степени общего понимания вопросов веры, таинств и Церкви[66]: «Тайна Церкви и Евхаристии в свете тайны Святой Троицы» (Мюнхен, 1982)[80], «Вера, причастие и единство» (Бари, 1987)[81], «Таинство священства в таинственной структуре Церкви, в частности важность апостольского преемства для освящения и единства народа Божия» (Ново-Валаамский монастырь, 1988)[82]. Стороны пришли к согласию, что существует лишь одна Церковь, а разногласия в богословских формулировках могут быть обусловлены историческими обстоятельствами. Исследователи отмечали огромную роль Мюнхенского документа 1982 года для дальнейшего развития диалога, поскольку впервые за долгое время католические и православные богословы издали совместный документ, который выражал «их общую веру»[132][133]. Как отмечали исследователи, в текстах совместных заявлений стороны старались не использовать термины, характерные только для одной конфессии[133], а также стремились избегать «спорных формулировок»[50]. К примеру, в Мюнхенском документе в пункте 6 первого раздела стороны заявили о нежелании разрешать трудности западного и восточного понимания взаимоотношений между Сыном и Духом, фактически отказавшись от обсуждения проблемы Филиокве[80]. Также стороны заявили об общем понимании священства и апостольского преемства[50]. Из недостатков текстов совместных заявлений исследователи отмечали: их сложный для восприятия язык[133], редкое использование цитат из Священного Писания и повышенное внимание к евхаристии по сравнению с другими таинствами при обсуждении сакраментологических вопросов[134].

Сакраментологические темы рассматривались с 1984 по 1987 годы и свелись к обсуждению таинств. По данному вопросу стороны согласились, что «вера живёт, передаётся и исповедуется» в таинствах, а для участия в совместных таинствах необходима общая вера, различия в отправлении таинств обусловлены традициями, а центральное место среди таинств занимает евхаристия[50]. В ходе данных обсуждений стороны продемонстрировали общее понимание реального присутствия тела Христова в хлебе и вине евхаристии[80]. С 1990 по 2000 годы по инициативе православной стороны темой работы Смешанной комиссии стала проблема униатства, обсуждения которой составили вторую фазу диалога[133]. Обсуждение темы унии на восьмом заседании в США (2000 год), завершившееся фактически безрезультатно, привело к кризису диалога и приостановке работы Смешанной комиссии[105]. После кризиса диалога и его возобновления в 2006 году стороны начали обсуждение проблем экклезиологии и роли Римского епископа в Церкви[1]. Дискуссии по данной теме приобрели противоречивый характер, что вылилось в достаточно долгое обсуждение[135]. В конце 2010-х годов данная проблема оставалась основной темой работы Смешанной богословской комиссии[127][128].

Проблемные вопросы православно-католического диалога

Среди главных аспектов, которые обсуждались в ходе официального православно-католического диалога, особое место занял вопрос отношения сторон к первенству Римского епископа во Вселенской церкви[98][136][137][138][139][140][141]. По мнению сопредседателя Смешанной богословской комиссии с православной стороны архиепископа Австралийского Константинопольского патриархата Стилиана (Харкианакиса), а также председателя Папского Совета по содействию христианскому единству кардинала Вальтера Каспера[142], тема непогрешимости и первенства Папы Римского стала главной проблемой диалога[143]. Католицизм заявляет о полной и непосредственной юрисдикционной власти Римского епископа управлять и руководить всей Церковью. Католические богословы видят правомерность примата «преемника Петра» на основании евангельского текста о словах Иисуса Христа к апостолу Петру (Мф. 16:18, 19)[144]. Римская церковь с ранних времён начинает ассоциироваться с апостолом Петром (с III века) и развивать учение о его особом статусе среди апостолов, а следовательно и о особом статусе Римского епископа[145]. Второй Ватиканский собор, развивая католическое богословие, подтвердил утверждение о Божественном праве на первенство и на особый вероучительный авторитет Папы[прим. 8][50]. При этом в 1995 году в энциклике «Ut Unum Sint» Иоанн Павел II призвал христианские конфессии к богословскому обсуждению темы первенства Римского понтифика[66][147]. В частности, католики признали, что «форма, которую ныне принимает первенство в Католической церкви, неприемлема для всех других церквей»[50]. Эта инициатива Папы была воспринята положительно, особенно среди протестантов, поскольку свидетельствовала о том что Святой Престол был готов к гибкости в данном вопросе[66][132]. Тем не менее официальные лица Католической церкви продолжали отстаивать традиционное католическое понимание данного вопроса в духе Первого Ватиканского собора. В 2001 году Папский совет по содействию христианскому единству издал документ «Служение Петра», в котором заявлялось: «Католическая церковь считает первенство Рима установленным Божественным правом и в силу этого относящимся к основополагающей и непреложной структуре Церкви»[50]. Православная сторона не приемлет претензии папского Престола на абсолютную власть и понимает первенство исключительно, как primus inter pares — «первый среди равных»[3]. В евангельском тексте (Ин. 21:17), на который ссылаются католические богословы для оправдания особого статуса апостола Петра, православные видят восстановление Петра в апостольстве, от которого он отпал после своего трёхкратного отречения, а никак не дарование ему особой власти[148]. Кроме православно-католического спора по данной теме, в ходе диалога обозначилось противоречение позиций Константинопольского патриархата и РПЦ по вопросу учения о первенстве[149][150][151].

Вторым проблемным вопросом в рамках богословской дискуссии стало униатство. Католическая сторона называла главными причинами униатства религиозные факторы, православные же выделяли политические факторы, как основу успеха унии[152]. Cопредседатель богословской комиссии с католической стороны кардинал Эдвард Кассиди назвал униатство «ядром» православно-католического диалога[143]. Разногласия сторон по вопросу отношения к унии стали причиной ослабления интенсивности диалога с 1990 года по 2000 год. Как показывает опыт проведённых собеседований, этот вопрос требует дальнейшего изучения и обсуждения богословов двух Церквей. Основой для дальнейших путей поиска консенсуса по этому вопросу может служить заявление шестого заседания Смешанной комиссии во Фрайзинге (1990)[3], в котором стороны согласились, что «уния как метод там, где она применялась, не служила целям сближения Церквей. Напротив, она вызвала новые разделения. Создавшееся, таким образом, положение явилось поводом для столкновений и несчастий, которые запечатлелись в исторической памяти обеих Церквей. Кроме того, и экклезиологические мотивы побуждают искать иных путей»[1]. Несмотря на соглашения во Фрайзинге и Баламанде относительно унии, папы Иоанн Павел II и Бенедикт XVI неоднократно высказывались в поддержку унии, как средства церковного единства[153]. Проблемным вопросом является и различие позиций автокефальных поместных Православных церквей по многим вопросам диалога[прим. 9][135]. В Римско-Католической церкви широко применяется практика «толкования» принятых в рамках диалога документов, с помощью папских энциклик, указов и позиции официальных органов Католической церкви[154]. Примером этого стала ситуация, когда в 2000 году члены Конгрегации доктрины веры Католической церкви кардинал Йозеф Ратцингер и архиепископ Тарчизио Бертоне создали документ, который разъяснял термин «Церкви-сёстры»[155]. В данном разъяснении священнослужители отметили: «Применение такого выражения по отношению к Католической церкви и Православной церкви в целом (или к одной, отдельно взятой поместной Православной церкви) ставит под сомнение существование Единой Святой Кафолической и Апостольской Церкви, утверждённое в Символе веры»[156]. Также, в одном из интервью Ратцингер заявил, что «Католическая церковь — мать других христианских церквей и не может рассматриваться как „сестра“. Выражение „Церкви-сёстры“ неприменимо к взаимоотношениям между католиками, православными и протестантами», добавив, что он выступает против «примитивного экуменизма»[157]. В 2008 году, комментируя подписание Равеннского документа, секретарь Конгрегации доктрины веры Анджело Амато заявил о том, что язык текста, принятого в Равенне, «ближе православной, нежели католической церковной традиции»[158].

Оценки диалога

Файл:Paulus VI and Patriarch Athenagoras 1964 Paraguay stamp.jpg
Почтовая марка Парагвая, посвящённая исторической встрече Патриарха Афинагора и Папы Павла VI

Православно-католический диалог получил различные оценки в богословских и церковных кругах. Наибольшую поддержку диалогу оказывали Святой Престол и Константинопольский патриархат[159]. Экуменистическое движение в целом приветствует проведение данного диалога, однако констатирует большое число серьёзных богословских препятствий для реального сближения Католической и Православной церквей[3]. Диалог рассматривался как «разговор двух союзников», защищающих традиционные христианские ценности в современном мире[98][160][161][162][163]. Тем не менее иерархи, богословы и миряне обеих участвующих в диалоге церквей, на разных этапах выражали недовольство уступками противоположной стороне и самим фактом проведения диалога[100][101][102][164][165]. Несмотря на тесные контакты между иерархами и богословами Церквей, основная часть верующих относится скептически к контактам с противоположной стороной[166]. Так, православные важным условием диалога ставили прекращение любой прозелитической деятельности Католической церкви на канонических территориях Православных церквей[167][168]. В свою очередь католические (в основном греко-католические) представители выражали недовольства договорённостями в отношении униатства, достигнутыми в ходе данного богословского диалога[42][99]. Данный богословский диалог вызвал активные обсуждения в Католической и Православных церквах. Так, заявления Конгрегации доктрины веры в 2000 году по вопросу употребления термина «Церкви-сёстры» вызвал дискуссии в католических кругах между консервативным богословским течением, поддержавшим мнение кардинала Йозефа Ратцингера, и либеральным направлением в современном католическом богословии[146]. Некоторые представители католической стороны обвиняли Русскую православную церковь в препятствованию диалогу в начале 1990-х годов[169], после учреждения католических епархий в России в 2002 году[170], после отказа подписывать Равеннский документ в 2007 году[171] и после выхода РПЦ из диалога в 2018 году[124][125].

Положительная реакция на диалог

Папа Франциск и Константинопольский патриарх Варфоломей I, 2014 год

Святой Престол в целом относится к диалогу с православными с позиций христианского экуменизма, развивающихся после Второго Ватиканского собора[3]. На протяжении проведения диалога главы Ватикана неоднократно высказывались о том, что современные отношения с Православной церковью должны строиться на принципах равенства и уважения[106][172]. Во время визита в Грецию (2001) Папа Иоанн Павел II попросил прощения за действия крестоносцев в 1204 году[50]. С начала 1960-х годов, после старта «диалога любви», Римские понтифики подписали значительное число совместных деклараций по различным вопросам двусторонних отношений с иерархами Православных церквей: Павел VI с константинопольским патриархом (1965[173] и 1967 годы[174]), Иоанн Павел II с константинопольским патриархом (1979[175], 1987, 1995, 2002[176], 2004 годы[177]), с румынским патриархом (2002 год)[178], с предстоятелем Элладской православной церкви (2001 год)[179], Бенедикт XVI с константинопольским патриархом (2006 год)[180], с предстоятелем Элладской православной церкви (2006 год)[181], Франциск с патриархом Московским (2016 год)[182][183][184]. После начала официального богословского диалога началось посещение Римскими понтификами стран, где православные составляют большинство населения. Так, папа Иоанн Павел II посетил Румынию (1999), Грузию (1999), Грецию (2001), Украину (2001), Болгарию (2002)[185], папа Бенедикт XVI посетил Кипр (2010)[186], а Франциск — Грецию (2016), Грузию (2016), Болгарию (2019), Северную Македонию (2019) и Румынию (2019)[187]. Часть католических иерархов и богословов активно участвовала в развитии православно-католических отношений, используя опыт диалога. Активную деятельность по развитию диалога с Православными церквами вёл священник грекокатолической Итало-албанской церкви и заместитель секретаря Папского совета по содействию христианскому единству Элеутерио Фортино[en][188].

Папа Франциск во время визита в Болгарию, 2019 год

Русская православная церковь с самого начала диалога[79] и в ходе его развития высказывалась за его продолжение[189][190]. В 2000 году РПЦ в документах, принятых на архиерейском соборе, признала Католическую церковь «церковью, в которой сохраняется апостольское преемство рукоположений»[191]. Высшие иерархи Константинопольской православной церкви в целом положительно расценивают диалог с Католической церковью[192][193][194], а патриарх Константинопольский Варфоломей I имел многочисленные личные встречи с главами Ватикана: Иоанном Павлом II, Бенедиктом XVI и Франциском[195]. После избрания в 2005 году Иерусалимским патриархом Феофила III, представители Иерусалимской православной церкви вновь приняли участие в диалоге после паузы (с 1989 по 2006 год)[196]. В 2009 году Элладская православная церковь выступила за продолжение диалога с Католической церковью при условии соблюдения канонов и постановлений Вселенских Соборов[197]. Кипрская православная церковь после избрания предстоятелем Хризостома II в 2006 году начала активно участвовать в богословском диалоге с Католической церковью[198]. В 2009 году Хризостом II публично осудил группу монахов, выступавшую против проведения одиннадцатого заседания Смешанной богословской комиссии в кипрском Пафосе[199]. В 2010 году глава Ватикана Бенедикт XVI посетил Кипр[186][200]. Православные иерархи и богословы также стремились к развитию диалога с Католической церковью. Наибольший вклад в развитие православно-католических отношений внесли Георгий Флоровский[201], Василий (Кривошеин)[202], Никодим (Ротов)[203] и Иоанн (Зизиулас)[204].

Отрицательная реакция на диалог

В Католической церкви недовольство ходом богословского диалога с Православной церковью выражали в основном иерархи Грекокатолических церквей[57][77][143]. Апостольский администратор для греко-католиков Румынии епископ Георгий Гуциу[ro] в 1994 году в письме к папе Иоанну Павлу II раскритиковал Баламандскую декларацию и отверг все соглашения богословского диалога с православными по вопросам униатства. В своём письме иерарх отметил: «Румынская церковь, пребывающая в общении с Римом, ничего не приемлет из текстов, подписанных на Родосе, во Фрайзинге, Аричче и Баламанде, и объявляет недействительными подписи, поставленные под этими текстами»[77]. Также с критикой диалога выступал и предстоятель украинских греко-католиков Мирослав (Любачивский)[77]. В основном представители Украинской грекокатолической церкви были недовольны формулировками в отношении униатства в совместных документах диалога[205]. При этом католики византийского обряда в Румынии и Украине считали возврат своих храмов из собственности Православной церкви восстановлением справедливости и были недовольны действиями Ватикана, который, по их мнению, недостаточно последовательно отстаивал интересы греко-католиков и продолжал диалог с православными «любой ценой»[7][169]. В 2016 году священнослужитель УГКЦ Венедикт (Алексейчук) заявил: «экуменистические встречи не дают результата, а уния существует уже 400 лет и за это время никто так и не предложил другую модель единства»[45].

Поместные Православные церкви на различных этапах официального богословского диалога выступали с критикой принятых документов в рамках богословских дискуссий с католиками. В 1980 году представители Элладской церкви отказались участвовать в диалоге из-за присутствия в составе Смешанной богословской комиссии представителей Восточнокатолических церквей[74]. В 1994 году Элладская православная церковь осудила Баламандскую декларацию[104], а в 2007 году выступила с критикой экклезиологических положений и документов, принятых в рамках диалога[206]. 8 октября 1998 года Священный Синод Грузинской православной церкви назвал «неприемлемым» Баламандское соглашение, принятое в ходе богословского диалога с католиками[207]. Из-за обострения религиозной ситуации на Украине в начале 1990-х Русская православная церковь предложила приостановить богословский диалог с католиками[1], а в июле 2002 года Священный синод РПЦ осудил Католическую церковь «за прозелитизм, который представляет серьёзное препятствие для нормализации православно-католических отношений»[5]. Поместные православные церкви поддержали РПЦ по «униатскому» вопросу[208], а Сербская церковь и по вопросу учреждения католических епархий в России[209]. В 2008 году патриарх Алексий II заявил: «Баламандский документ так и не стал для католиков препятствием для насаждения унии и продолжения экспансии на восток»[210]. Католические иерархи (кардиналы Вальтер Каспер и Жан-Луи Торан) отмечали необоснованность обвинений Православной церкви в прозелитизме в связи с созданием католических епархий в России в 2002 году[170]. Иерусалимская православная церковь фактически не участвовала в диалоге с 1989 по 2006 годы[196], а в 1992 году патриарх Иерусалимский Диодор выступил против продолжения богословского диалога с католиками[165]. В 2009 году Болгарская православная церковь приняла решение прекратить своё участие в официальном диалоге с католиками[211]. Иерархи других поместных Православных церквей также выступали со скептическими оценками экуменистической деятельности. Так, например, замечания к документам Всеправославного собора 2016 года, определяющим отношения с Католической церковью, высказывали представители Антиохийской, Грузинской и Сербской православных церквей[212]. С критикой православно-католического диалога выступили Святая Гора Афон[143][213], греческие[96][101][103][214][215][216], российские[217][218], кипрские[186][200] и сербские[219] иерархи, монахи, богословы и СМИ[162].

Примечания

Комментарии
  1. Богословский диалог в христианстве — двусторонние или многосторонние встречи представителей христианских деноминаций с целью сближения путём анализа вероучения участвующих в диалоге церквей[1][2].
  2. В связи с легализацией грекокатолических церквей в Румынии и Украине в начале 1990-х годов имущественные споры католиков и православных о принадлежности храмов привели к росту напряжённости в православно-католических отношениях[5][6][7].
  3. Католики не признают решений о ликвидации унии грекокатолических структур с Римом[49]. Папа Иоанн Павел II признал законность Брестской унии и поддержал восстановление УГКЦ[50]. В 2006 году Папа Бенедикт XVI назвал Львовский собор 1946 года, принявший решение о разрыве с Ватиканом и воссоединении с Православной церковью, «лжесобором»[51]. В 2014 году глава украинских греко-католиков Святослав (Шевчук) заявил, что УГКЦ поддержала осуждение метода унии, «поскольку именно таким актом униатства мы считаем Львовский псевдособор в 1946 году, в результате которого была насильственно ликвидирована наша Церковь и присоединена к Московскому патриархату»[52].
  4. В правление византийского императора Алексея I Комнина (1081—1118)[29], после начала крестовых походов отношения между латинской и византийской церковью улучшились. В XV веке перед началом работы Ферраро-Флорентийского собора, греки и латиняне признавали друг друга в качестве Церквей[36]. Также несмотря на решение восточных Патриархов в 1755 году, Русская церковь продолжала принимать новообращённых католиков через покаяние[60].
  5. В 1894 году была издана энциклика Папы Римского Льва XIII Orientalium dignitas[en], установившая запрет на латинизацию обрядов восточных католиков, защитившая их церковные традиции, а также расширившая юрисдикцию Мелькитского патриарха на всю территорию Османской империи[62][65].
  6. В выработке декларации не участвовали представители Иерусалимской православной церкви, Сербской православной церкви, Болгарской православной церкви, Грузинской православной церкви, Элладской православной церкви, Православной церкви Чешских земель и Словакии[1][96].
  7. Несмотря на признание некоторыми поместными Православными церквами апостольского преемства и таинств Католической церкви, единой точки зрения на иерархию и действительность католических таинств в Православной церкви нет[130].
  8. В главном экклезиологическом документе «Lumen Gentium» Второго Ватиканского собора со ссылкой на конституцию «Pastor aeternus» Первого Ватиканского собора было подтверждено учение об установлении, непрерывности, значении и смысле священного Первенства Римского понтифика и о его безошибочном учительстве, а Папа назван «Преемником Петра, Наместником Христа и зримым Главой всей Церкви»[146].
  9. В 2007 году делегация РПЦ отказалась подписывать итоговый документ по итогам собеседований в Равенне из-за разногласий с позицией представителей Константинопольского патриархата[113]. В 2016 году в Кьети делегация Грузинской православной церкви выразила несогласие с отдельными параграфами совместного документа[119].
Источники
  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 Е. С. Сперанская. Диалоги богословские Русской православной церкви // Православная энциклопедия. — М. : Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2007. — Т. XIV. — С. 608—614. — 752 с. — 39 000 экз. — ISBN 978-5-89572-024-0.
  2. Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром. Русская православная церковь (28 января 2016).
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 Metropolitan Chrysostomos-Georges Savvatos, 2014, p. 487—488.
  4. Pantelis Kalaitzidis, 2014, p. 135.
  5. 1 2 3 Alexei Dikarev, 2014, p. 763.
  6. Украинская Греко-Католическая церковь. История (конец 80-х годов ХХ века — до наших дней). Религиозно-информационная служба Украины (16 ноября 2011).
  7. 1 2 3 Греко-католики Румынии критикуют Ватикан за недостаточно радикальную позицию по отношению к Румынской Православной Церкви. Седмица.Ru (20 сентября 2003).
  8. Fr. Augoustinos Bairactaris, 2014, p. 186.
  9. Яроцкий, 2016, с. 119.
  10. В Любляне состоялись собеседования представителей Русской Православной Церкви, Сербской Православной Церкви и Римско-Католической Церкви в Словении. Русская православная церковь (30 июля 2016).
  11. В столице Австрии состоялась конференция, посвященная второй годовщине гаванской встречи Папы Франциска и Патриарха Кирилла. Отдел внешних церковных связей Московского патриархата (13 февраля 2018).
  12. Miguel Guilarte. The North American Orthodox-Catholic Theological Consultation Has Released a New Agreed Statement on the Vocation and Mission of the People of God (англ.). Официальный сайт Конференции католических епископов США (6 August 2019).
  13. The Joint Committee of Orthodox and Catholic Bishops (англ.). Cайт Постоянной конференции канонических православных епископов Америки.
  14. Румынская Православная церковь развивает диалог с греко-католиками. Религиозно-информационная служба Украины (15 июля 2011).
  15. Ольга Сакун. В Москве представлен православно-католический документ. Vatican News (5 марта 2020).
  16. Peter C. Phan. The Gift of the Church: A Textbook Ecclesiology in Honor of Patrick Granfield (англ.). — Liturgical Press, 2000. — P. 37. — 530 p. — ISBN 978-0-8146-5931-1.
  17. 1 2 Laurent Cleenewerck, 2008, p. 28—29.
  18. П. Кузенков. Раскол церкви: католичество и православие. ПостНаука (6 марта 2019).
  19. Yves Congar. After Nine Hundred Years: The Background of the Schism Between the Eastern and Western Churches (англ.). — Fordham University Press, 1959. — P. 73. — 150 p. — ISBN 9780823218578.
  20. R. W. Southern. Western Society and the Church in the Middle Ages (The Penguin History of the Church) (англ.). — 1990. — P. 67—69. — 376 p. — ISBN 978-0140137552.
  21. 1 2 Харрис, 2017, p. 259—287.
  22. Smith, Mahlon. And Taking Bread: Cerularius and the Azymes Controversy of 1054 (англ.). — Editions Beauchesne, 1978. — 188 p.
  23. Axel Bayer. Spaltung Der Christenheit : Das Sogenannte Morgenlandische Schisma Von 1054 (нем.). — 2. — Goettingen: Bohlau Verlag, 2004. — P. 209. — 274 p. — ISBN 3412142042.
  24. 1 2 3 Kallistos Ware. The Great Schism: The Estrangement of Eastern and Western Christendom (англ.). Orthodox Info.
  25. David Bentley Hart. The Myth of Schism (англ.). Clarion Journal (13 June 2014).
  26. Служение общению: переосмысление связи между первенством и соборностью. Исследование Совместной православно-католической рабочей группы во имя св. Иринея Лионского, 2019, с. 370.
  27. Филиокве // Новая иллюстрированная энциклопедия. — М.: Большая Российская энциклопедия, 2003. — Т. 19. Ун — Че. — С. 76. — 256 с. — ISBN 5-85270-211-0.
  28. Тюренков Михаил. Великий раскол: Почему разделились православные и католики?. Царьград ТВ.
  29. 1 2 3 Служение общению: переосмысление связи между первенством и соборностью. Исследование Совместной православно-католической рабочей группы во имя св. Иринея Лионского, 2019, с. 372.
  30. Назарова Е.Л. Крестовый поход на Русь 1240 г. (Организация и планы) / Е. А. Мельникова, Т. Н. Джаксон. — Восточная Европа в исторической перспективе. К 80-летию В.Т.Пашуто: сборник статей из серии Studia historica. — Москва: Языки славянской культуры, 1999. — С. 190—201. — 324 с. — ISBN 5-7859-0095-5.
  31. С.Г. Ме­ре­мин­ский. Лионские соборы. Энциклопедия «Всемирная история».
  32. П. И. Жаворонков. Андроник II // Православная энциклопедия. — М. : Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2001. — Т. II. — С. 417—418. — 752 с. — 40 000 экз. — ISBN 5-89572-007-2.
  33. Сильвестр Сиропул, 2010, с. 260.
  34. Сильвестр Сиропул, 2010, с. 282.
  35. Ivan Ostroumoff. The History of the Council of Florence (англ.). Orthodox Info.
  36. 1 2 Служение общению: переосмысление связи между первенством и соборностью. Исследование Совместной православно-католической рабочей группы во имя св. Иринея Лионского, 2019, с. 373.
  37. Козлов, Огицкий, 1995, с. 45.
  38. Сильвестр Сиропул, 2010, p. 274—275.
  39. Amvrossy Pogodin. St. Mark of Ephesus and the False Union of Florence (англ.). Orthodox Info.
  40. 1 2 М. М. Бернацкий. Константинопольские соборы // Православная энциклопедия. — М. : Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2015. — Т. XXXVII. — С. 299—343. — 752 с. — 33 000 экз. — ISBN 978-5-89572-045-5.
  41. Joseph Gill. The Council of Florence (англ.). — Cambridge: Cambridge University Press, 2011. — P. 390. — 474 p. — ISBN 978-0521176279.
  42. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Игорь Выжанов. Восточные католические церкви // Православная энциклопедия. — М. : Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2005. — Т. IX. — С. 484—492. — 752 с. — 39 000 экз. — ISBN 5-89572-015-3.
  43. 1 2 3 Б. Н. Флоря. Брестская уния // Православная энциклопедия. — М. : Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2003. — Т. VI. — С. 238—242. — 752 с. — 39 000 экз. — ISBN 5-89572-010-2.
  44. И. Максутов. «Унии практиковались в истории практически всех церквей». ПостНаука (29 июля 2014).
  45. 1 2 3 Орест Дмитро Вільчинський. "Унія існує вже 400 років і за цей час ніхто так і не запропонував іншу модель єдності", - владика Венедикт (укр.). Официальный информационный ресурс Украинской Греко-Католической Церкви (27 мая 2016).
  46. Владислав Петрушко. Каноничен ли Львовский собор 1946 года?. Православие.Ru (10 марта 2016).
  47. Кожевников И.Е., Письменюк Илья. Обязаны ли мы быть врагами? Исторический контекст Совместного заявления Папы Римского Франциска и Святейшего Патриарха Кирилла. Богослов.ru (12 марта 2016).
  48. В. П. Беспалко. Алба-Юльское национальное церковное собрание 1948 г. // Православная энциклопедия. — М. : Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2000. — Т. I. — С. 470—471. — 752 с. — 40 000 экз. — ISBN 5-89572-006-4.
  49. Владимир Прокопов. Львовский псевдособор 1946 года. Официальный информационный ресурс Украинской Греко-Католической Церкви (2 марта 2016).
  50. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Иоселева М. А. Основные аспекты экуменического диалога Римско-католической Церкви с Православными церквями в период понтификата Иоанна Павла II // Культура. Духовность. Общество. — 2013.
  51. 1 2 Benedictus PP. XVI. Letter to Card. Lubomyr Husar, Major Archbishop of Kyiv-Halič (February 22, 2006) (англ.). Официальный сайт Святого Престола.
  52. «Церква Московського патріархату може далеко більше зробити для деескалації насильства в Україні та примирення», – Глава УГКЦ (укр.). Официальный информационный ресурс Украинской Греко-Католической Церкви (14 октября 2014).
  53. Chris Hann, Paul Robert Magocsi. Galicia: A Multicultured land (англ.). — University of Toronto Press, 2005. — P. 71—81. — 260 p. — ISBN 978-0802037817.
  54. Chadwick, Owen. A History of the Popes, 1830—1914. — New York: Oxford University Press, 2003. — P. 413—414. — 614 p. — ISBN 0-19-826922-6. — ISBN 0-19-926286-1.
  55. Hieromonk Auxentios. The Tragedy of Our Uniate Brothers (англ.). Orthodox Info.
  56. Vladislav Tsypin. The Uniate factor in the relationship between the Orthodox church and the Vatica (англ.). Православие.Ru (22 October 2015).
  57. 1 2 Иларион (Алфеев). Выпады униатов против России и Русской церкви не содействуют диалогу между нашими церквами. Православие.Ru (30 июня 2014).
  58. Августин (Маркевич). "Православие и униатство: сосуществование или противостояние?" // Православное учение о Церкви. — 2003. — С. 312—321.
  59. Александр Ранне. Проблема унии и православно-католический диалог // Христианское чтение. — 1990. — С. 125—134.
  60. 1 2 Служение общению: переосмысление связи между первенством и соборностью. Исследование Совместной православно-католической рабочей группы во имя св. Иринея Лионского, 2019, с. 377.
  61. Pantelis Kalaitzidis, 2014, p. 142.
  62. 1 2 3 4 Православие и Католичество. От конфронтации к диалогу, 2001, с. 97—101.
  63. 1 2 Служение общению: переосмысление связи между первенством и соборностью. Исследование Совместной православно-католической рабочей группы во имя св. Иринея Лионского, 2019, с. 381.
  64. Encyclical of the Eastern Patriarchs, 1848 (англ.). Orthodox Info.
  65. Orientalium Dignitas (англ.). Papal encyclicals.net.
  66. 1 2 3 4 Walter Kasper. Current Problems in Ecumenical Theology (англ.). Официальный сайт Святого Престола.
  67. Православие и Католичество. От конфронтации к диалогу, 2001, с. 153—157.
  68. 1 2 3 Православие и Католичество. От конфронтации к диалогу, 2001, с. 201—211.
  69. Fr. Viorel Ionita, 2014, p. 118.
  70. В. А. Ливцов. Декреты Второго Ватиканского собора, как документы канонического права, и начало экуменического диалога Римской католической и Русской Православной церквей // Религия и право. — 2007. — № 1 (74). — С. 18—22.
  71. Филонов В. Н. Принятие итогов Второго Ватиканского собора и формирование новой нормативной базы Католической церкви в отношении православия, в контексте экуменизма // Ученые записки Орловского государственного университета. Серия: Гуманитарные и социальные науки. — 2008. — С. 255—258.
  72. Ronald G. Roberson. The Dialogues of the Catholic Church with the Separated Eastern Churches // U.S. Catholic Historian. — 2010. — № 28. — P. 135—152.
  73. Eleuterio F. Fortino. Roma e Costantinopoli al servizio dell'unità (итал.). Официальный сайт Папского совета по содействию христианскому единству.
  74. 1 2 3 4 Viorel Ionita, 2014, p. 462—464.
  75. Филонов В. Н. Начало православно-католического диалога и участие в нём Русской Православной церкви // Власть. — 2013. — № 9. — С. 114—116.
  76. Оливье Клеман. Рим. Взгляд со стороны. Православное восприятие идеи первенства римского епископа (рус.). — Москва: Скименъ, 2006. — С. 90. — 126 с. — ISBN 5-94884-003-4.
  77. 1 2 3 4 5 6 Комментарий Синодальной Богословской комиссии к документам диалога между Русской Православной и Римско-Католической Церквами // Журнал Московской Патриархии : Ежемесячный журнал. — М.: Издательство Московской Патриархии, 1997. — № 12. — С. 26—28.
  78. The Joint International Commission for Theological Dialogue Between the Roman Catholic Church and the Orthodox Church (англ.). Prounione.it.
  79. 1 2 Коллектив авторов. Русская Православная Церковь 988—1988 / А. С. Буевский. — Выпуск первый. — Киев: Издательство имени святителя Льва, папы Римского, 2008. — С. 97. — 112 с.
  80. 1 2 3 4 The mystery of the Church and of the eucharist in the light of the mystery of the Holy Trinity (англ.). Официальный сайт Святого Престола.
  81. 1 2 Faith, Sacraments and the Unity of the Church (англ.). Официальный сайт Святого Престола.
  82. 1 2 3 The structure of the Church with particular reference to the importance of apostolic succession for the sanctification and unity of the people of God (англ.). Официальный сайт Святого Престола.
  83. Казакова, 2011, с. 2.
  84. В. И. Петрушко. Автокефалистcкие расколы на Украине в постсоветский период 1989-1997. — Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет. — М., 1998.
  85. 1 2 3 4 Королева Л.А., Королев А.А., Мику Н.В., Моисеев И.С. Взаимоотношения Русской православной и Римско-Католической церквей в 1980—1990 годы по вопросу униатской церкви // Современные проблемы науки и образования. — 2015. — № 1.
  86. Владимир Богданов. Униаты рвутся в Киев // Российская газета. — 2005. — № 3854.
  87. Иларион (Алфеев). Православно-католические отношения: 20 лет после падения Берлинской стены. Выступление митрополита Волоколамского Илариона на IV Международном конгрессе «Место встречи ― Вселенская Церковь». Отдел внешних церковных связей Московского патриархата (20 марта 2011).
  88. Заявление Священного Синода Русской Православной церкви в связи со складывающейся ситуацией в отношениях с Католической церковью // Христианское чтение. — 1991. — № 1. — С. 5—9.
  89. Роман Бойко. Особливості греко-католицького підпілля в Україні напередодні легалізації УГКЦ // Серія “Історичне релігієзнавство”. — 2009. — № 1. — С. 13—24. (укр.)
  90. Королева Л.А., Мельниченко О. В. Власть, Русская Православная церковь и Римско-Католическая церковь в России (1985-2000 гг.): к вопросу о взаимоотношениях // Вестник Красноярского государственного аграрного университета. — 2012. — № 2. — С. 222—225.
  91. В. И. Петрушко, В. В. Тюшагин. Иоанн Павел II // Православная энциклопедия. — М. : Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2010. — Т. XXIV. — С. 467—499. — 752 с. — 39 000 экз. — ISBN 978-5-89572-044-8.
  92. Uniatism, method of union of the past, and the present search for full Communion (англ.). Официальный сайт Папского совета по содействию христианскому единству.
  93. Uniatism, method of union of the past, and the present search for full Communion (англ.). Официальный сайт Святого Престола.
  94. Taras Khomych. Eastern Catholic Churches and the Question of 'Uniatism' // Louvain studies. — 2006. — № 31 (3). — С. 214—237.
  95. Eleuterio F. Fortino. Dialogue With the Orthodox (англ.). EWTN (11 April 2001).
  96. 1 2 3 Letter to the Ecumenical Patriarch Concerning the Balamand Agreement (англ.). Orthodox Info.
  97. А. С. Максимов. Миссия католической церкви в XX веке. XVI Ежегодная богословская конференция 2006 года.
  98. 1 2 3 Православно-католические отношения на современном этапе. Отдел внешних церковных связей Московского патриархата (15 ноября 2010).
  99. 1 2 Наслідки зустрічі Папи і Кирила (укр.). Day.ua (15 февраля 2016).
  100. 1 2 St. Gregory Palamas Monastery Etna, CA. The Balamand Union: A Victory of Vatican Diplomacy (англ.). Orthodox Info.
  101. 1 2 3 Bishop Auxentios of Photiki. "Balamand Explained": First Betrayal, Now Deception (англ.). Orthodox Info.
  102. 1 2 Papism, the Hagiorite Fathers, and the Aftermath of the "Balamand Union" (англ.). Orthodox Info.
  103. 1 2 John Romanides. A Critique of the Balamand Agreement (англ.). Orthodox Info.
  104. 1 2 Экуменическое движение. Хронология. 1991-1998 гг.. Portal-credo.ru.
  105. 1 2 Joint International Commission for the theological dialogue between the Roman Catholic Church and the Orthodox Church 8th Plenary session (Emmitbsburg-Baltimore, USA, July 9-19, 2000) (англ.). Официальный сайт Папского совета по содействию христианскому единству.
  106. 1 2 2005 Address of Benedict XVI to members of the Coordinating Committee (англ.). Сhristian Unity.
  107. Девятое заседание Смешанной комиссии по богословскому диалогу между Православной Церковью и Католической Церковью в Белграде. Официальный сайт Русской православной церкви (27 сентября 2006).
  108. Ecclesiological and canonical consequences of the sacramental nature of the Church: ecclesial communion, conciliarity and authority. Ravenna, 13 October 2007 (англ.). Официальный сайт Папского совета по содействию христианскому единству.
  109. "Равеннский инцидент" был подстроен, чтобы поставить Московский патриархат перед фактом новой модели церковного устройства. Интерфакс (15 ноября 2007).
  110. «Примат и соборность в Православной Церкви». Радио Радонеж (10 ноября 2014).
  111. Епископ Иларион заявил протест кардиналу Касперу в связи с процедурой ведения православно-католического диалога. Русская православная церковь (25 сентября 2006).
  112. Russian delegates walk out of talks with Vatican over dispute with another Orthodox church (англ.) // WorldWide Religious News : Новостной интернет-сайт. — 2007. — Вып. October 11.
  113. 1 2 Делегация РПЦ покинула заседание комиссии по православно-католическому диалогу. Сова (10 октября 2007).
  114. Joint International Commission for theological dialogue betweenthe Roman Catholic Church and the Orthodox Church. 11th plenary session. Paphos, Cyprus, 16-23 October 2009 (англ.). The Ecumenical Patriarchate (22 October 2009).
  115. Joint International Commission for theological dialogue between the Orthodox Church and the Roman Catholic Church 12th plenary session. Vienna, Austria, 20-27 September 2010 Communique (англ.). The Ecumenical Patriarchate (26 September 2010).
  116. Joint International Commission for the theological dialogue between the Roman Catholic Church and the Orthodox Church 13th plenary session Amman, Jordan, 15-23 September 2014 Communique (англ.). The Ecumenical Patriarchate (22 September 2014).
  117. Joint International Commission for the theological dialogue between the Roman Catholic Church and the Orthodox Church 14th plenary session Chieti, Italy, 16-21 September 2016 Communique (англ.). The Ecumenical Patriarchate (21 September 2016).
  118. 2016 Chieti Document (англ.). Официальный сайт Папского совета по содействию христианскому единству.
  119. 1 2 Завершилась работа XIV пленарной сессии Смешанной комиссии по богословскому диалогу между Православной Церковью и Римско-Католической Церковью. Русская православная церковь (22 сентября 2016).
  120. Координационный комитет православно-католического диалога сформулировал новые темы для дальнейшей работы. Русская православная церковь (9 сентября 2017).
  121. РПЦ выходит из Международной комиссии по богословскому диалогу между Римско-Католической и Православными Церквами, но будет поддерживать двусторонние отношения с Ватиканом. Благовест-инфо (23 октября 2018).
  122. РПЦ отказалась от православно-католического диалога с участием представителей Фанара. Фонд стратегической культуры (20 ноября 2018).
  123. РПЦ выходит из Международной комиссии по богословскому диалогу между Римско-Католической и Православными Церквами. Седмица.Ru (23 октября 2018).
  124. 1 2 New Orthodox schism stalls ecumenical dialogue, Vatican official says (англ.). Сrux (13 May 2019).
  125. 1 2 John L. Allen Jr. Moscow’s veto on Catholic/Orthodox dialogue may be slipping away (англ.). Сrux (20 October 2018).
  126. Протоиерей Владимир (Хулап). В трудном поиске взаимопонимания // Вопросы теологии. — 2019. — Т. 1, № 3. — С. 348—351.
  127. 1 2 Coordinating Committee Meeting Bose (Italy), 13-17 November 2018 (англ.). Официальный сайт Папского совета по содействию христианскому единству.
  128. 1 2 2019 Joint Coordinating Committee (Bose, Italy) (англ.). Официальный сайт Папского совета по содействию христианскому единству.
  129. Вальтер Каспер, 2006, с. 212.
  130. Служение общению: переосмысление связи между первенством и соборностью. Исследование Совместной православно-католической рабочей группы во имя св. Иринея Лионского, 2019, с. 391.
  131. 1 2 Яроцкий, 2016, с. 115.
  132. 1 2 Григорий Ларенцакис. "Проблема экклезиологии в отношениях между православной и неправославными Церквами" // Православное учение о Церкви. — 2003. — С. 298—311.
  133. 1 2 3 4 Эрнст Христофор Суттнер. Официальный богословский диалог между Католической и Православной церковью // Православная община. — 1995. — № 29.
  134. Response to Bari Document: "Faith, Sacrament, and the Unity of Christ" (англ.). Byzantine Catholic Church in America (2 June 1998).
  135. 1 2 Встреча Комиссии по диалогу между православными и католиками не завершилась принятием итогового документа. Православие.Ru.
  136. Ioan Moga. Future Perspectives on Orthodox-Catholic Dialogue on the Basis of Current Documents of the Great and Holy Synod of Crete // Journal for the Study of Religions and Ideologies. — 2018. — № 51. — С. 21—37.
  137. Франтишек Дворник. Византия и римское первенство. Богослов.ru (14 апреля 2011).
  138. Митрополит Волоколамский Иларион: утверждения о «прорыве» в православно-католическом диалоге не соответствуют действительности. Православие.ru (28 сентября 2010).
  139. Служение общению: переосмысление связи между первенством и соборностью. Исследование Совместной православно-католической рабочей группы во имя св. Иринея Лионского, 2019, с. 353.
  140. Шишков А. В., Кыржелев А. И. Первенство в Церкви: богословие и церковная практика // Вопросы теологии. — 2019. — Т. 1, № 3. — С. 405—426.
  141. Шишков А. В. Первенство в Церкви в богословии митрополита Пергамского Иоанна (Зизиуласа) // Вестник Русской христианской гуманитарной академии. — 2014. — С. 32—41.
  142. Великанов Павел. Интервью кардинала Вальтера Каспера: специально для Богослов.Ru. Богослов.ru (30 мая 2008).
  143. 1 2 3 4 Fr. Georges Tsetsis, 2014, p. 324—325.
  144. Е. А. Пилипенко. Католицизм // Православная энциклопедия. — М. : Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2013. — Т. XXXII. — С. 49—84. — 752 с. — 33 000 экз. — ISBN 978-5-89572-035-6.
  145. Служение общению: переосмысление связи между первенством и соборностью. Исследование Совместной православно-католической рабочей группы во имя св. Иринея Лионского, 2019, с. 394.
  146. 1 2 Суворов В. Г. Развитие католического учения о Папском примате во второй половине ХХ века и его оценка в трудах русских православных богословов // Историческая и социально-образовательная мысль. — 2015. — № 7.
  147. Служение общению: переосмысление связи между первенством и соборностью. Исследование Совместной православно-католической рабочей группы во имя св. Иринея Лионского, 2019, с. 388.
  148. Василий (Кривошеин). Догматическое постановление «О Церкви» II-го Ватиканского собора с православной точки зрения. Богослов.ru (24 декабря 2012).
  149. В. В. Бурега. Дискуссия о проблеме первенства в современном католическом богословии. Богослов.ru (25 декабря 2007).
  150. Иларион (Алфеев). Межхристианские отношения в 1990-2008 годах. Богослов.ru (25 ноября 2009).
  151. Ответ епископа Венского и Австрийского Илариона на заявление кардинала Вальтера Каспера. Русская православная церковь (29 сентября 2006).
  152. Rev. Ronald G. Roberson, C.S.P. New Challenges for Catholic-Orthodox Dialogue (англ.). Catholic Near East Welfare Association.
  153. Георгий (Капсанис). Уния: метод папоцентристского экуменизма. Богослов.ru (21 сентября 2008).
  154. Metropolitan Chrysostomos-Georges Savvatos, 2014, p. 489.
  155. Церковь — мать или сестра? О правильном использовании богословского термина «Церкви-сестры». Благодатный Огонь (13 ноября 2007).
  156. Note on the Expression "Sister Churches", Congregation for the Doctrine of the Faith (30 июня 2000). Дата обращения 30 января 2015.; перевод на русский язык
  157. Олег Стародубцев. Результаты понтификата Иоанна Павла II. Православие.Ru (16 ноября 2006).
  158. Конгрегация вероучения пока не сформулировала официальную позицию в отношении принятого в Равенне заявления Смешанной православно-католической богословской комиссии. Русская Православная церковь (11 марта 2009).
  159. Eleuterio F. Fortino. Nuova fase del dialogo teologico cattolico ortodosso (итал.). Официальный сайт Папского совета по содействию христианскому единству.
  160. Dn. Augustin Sokolovski, 2014, p. 23.
  161. Оксана Евдокимова. "Между православными и католиками идет процесс сближения". Deutsche Welle.
  162. 1 2 РПЦ и Ватикан: необходимость и трудности диалога. ВВС.
  163. Епископ Иларион призвал создать альянс с католиками и "дохалкидонскими" церквами для защиты "традиционного христианства" от "вызовов современности". Сова (29 сентября 2006).
  164. Архимандрит Георгий, настоятель монастыря Григориат Св. Горы Афон. Равенский документ и первенство Папы. Богослов.ru (13 февраля 2008).
  165. 1 2 Firm Declarations of Patriarch Diodoros (англ.). Orthodox Info.
  166. Thomas Reese. Orthodox not interested in reunion with Rome (англ.). National Catholic Reporter (1 July 2017).
  167. Полноценный диалог с Католической церковью возможен только при условии её отказа от прозелитической деятельности. Русская православная церковь (24 августа 2004).
  168. Ответственность за замораживание православно-католического диалога всецело ложится на Ватикан. Русская православная церковь (30 мая 2002).
  169. 1 2 Jesús Simón Pardo. Relaciones entre ortodoxos y católicos (исп.). Catholic.net.
  170. 1 2 Секретарь Ватикана по сношениям с государствами архиепископ Жан-Луи Торан считает обвинения РПЦ в прозелитизме необоснованными. Сова (9 июня 2003).
  171. В Ватикане не желают продолжать православно-католический диалог без участия Русской церкви. Православие.Ru (16 ноября 2007).
  172. Папа Римский выступил против посягательств на единство РПЦ. ТАСС (31 мая 2018).
  173. Joint Declaration of Pope Paul VI and the Ecumenical Patriarch Athenagoras I to remove from the memory and XXX of the Church the sentences of excommunication issued in 1054 [7 December 1965] (англ.). Официальный сайт Святого Престола.
  174. Joint declaration of Pope Paul VI and the Ecumenical Patriarch Athenagoras I at the conclusion of the visit of the Patriarch to Rome [28 October 1967] (англ.). Официальный сайт Святого Престола.
  175. Joint declaration of Pope John Paul II and the Ecumenical Patriarch Dimitrios I at the conclusion of the visit of the Pope to the Phanar [30 November 1979] (англ.). Официальный сайт Святого Престола.
  176. Joint declaration of Pope John Paul II and the Ecumenical Patriarch Bartholomew I on the protection of creation [Rome – Venice, 10 June 2002] (англ.). Официальный сайт Святого Престола.
  177. Common Declaration of Pope John Paul II and the Ecumenical Patriarch His Holiness Bartholomew I (July 1, 2004) (англ.). Официальный сайт Святого Престола.
  178. Joint declaration of Pope John Paul II and the Orthodox Patriarch of Romania, Theoctist, on the occasion of the visit of the Patriarch to Rome [12 October 2002] (англ.). Официальный сайт Святого Престола.
  179. Common declaration of Pope John Paul II and the Archbishop of Athens and All Greece, Christodoulos, on the occasion of the visit to Greece by Pope John Paul II [Areopagus of Athens, 4 May 2001] (англ.). Официальный сайт Святого Престола.
  180. Common declaration by His Holiness Benedict XVI and Patriarch Bartholomew I (November 30, 2006) (англ.). Официальный сайт Святого Престола.
  181. Common declaration by His Holiness Benedict XVI and His Beatitude Christodoulos, Archbishop of Athens and All Greece (December 14, 2006) (англ.). Официальный сайт Святого Престола.
  182. Dialogue with the Orthodox Churches of Byzantine Tradition (англ.). Официальный сайт Святого Престола.
  183. Алексей Букалов, Вера Щербакова. "Огромное событие": встреча патриарха и понтифика как важная веха в отношениях церквей. ТАСС (5 февраля 2016). Дата обращения 6 февраля 2016.
  184. Rosie Scammell. Pope Francis and Russian patriarch to meet in Cuba in historic breakthrough (англ.). Washington Post (5 February 2016). Дата обращения 6 февраля 2016.
  185. John Paul II: Travels (англ.). Официальный сайт Святого Престола.
  186. 1 2 3 О. В. Лосева. Кипрская Православная церковь // Православная энциклопедия. — М. : Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2014. — Т. XXXIV. — С. 8—59. — 752 с. — 33 000 экз. — ISBN 978-5-89572-039-4.
  187. Francesco: Viaggi (итал.). Официальный сайт Святого Престола.
  188. In memoria di Mons. Eleuterio Fortino, sacerdote arbёresh (итал.). Shqiptariiitalise.com (1º ottobre 2010).
  189. После встречи с папой Римским митрополит Кирилл высказался за более активное сотрудничество с Католической церковью. Сова (19 мая 2006).
  190. Синод РПЦ выступил за развитие диалога с Католической Церковью. РИА Новости (17 июля 2006).
  191. Основные принципы отношения Русской Православной Церкви к инославию. Русская Православная церковь (7 июня 2008).
  192. Виктор Владимиров. Патриарх Варфоломей: наши Церкви – сёстры. Vatican News (14 сентября 2019).
  193. Митрополит Пергамский Иоанн (Зизиулас): Диалог с католиками будет продолжаться. Православие.Ru (26 ноября 2009).
  194. Патриарх Варфоломей I заявил о готовности признать почетное первенство епископа Рима. Православие.Ru (26 ноября 2007).
  195. The visits of the Popes of Rome to Constantinople during the first Millennium (англ.). Ecumenical Patriarchate (14 September 2019).
  196. 1 2 Bishara Ebeid, 2014, p. 348—349.
  197. Элладская Церковь выступает за продолжение диалога между православными и католиками — но при определенных условиях. Седмица.Ru (20 октября 2009).
  198. Яроцкий, 2016, с. 118.
  199. Кипрcкая Православная церковь выступает против прерывания диалога между Православием и Католичеством. Православие.Ru (19 октября 2009).
  200. 1 2 Куда поедет папа Бенедикт XVI в 2010 году?. Богослов.Ru (22 января 2010).
  201. Matthew Baker/Seraphim Danckaert, 2014, p. 214.
  202. Антоний (Ламбрехтс). Архиепископ Василий (Кривошеин) и его отношение к Католической Церкви. Богослов.Ru (27 ноября 2009).
  203. Филонов В. Н. Взаимодействие Русской Православной и Римско-Католической церквей в 40-60 годы ХХ века // Вестник государственного и муниципального управления. — 2018. — № 2. — С. 74—78.
  204. Nikolaos Asproulis, 2014, p. 254—255.
  205. Peter Galadza. Relations of the Orthodox Church with "Uniates" (англ.). Public Orthodoxy (27 May 2016).
  206. Послание Священного Синода Элладской Православной Церкви митрополиту Пергамскому Иоанну (Зизиуласу), сопредседателю Смешанной комиссии по богословскому диалогу между Православной Церковью и Римско-Католической Церковью. Богослов.ru (3 апреля 2008).
  207. 1998 Synodical decision of the Orthodox Church of Georgia on the Chambésy and Balamand agreements, the branch theory and more. (англ.). Православие.Ru (25 November 2016).
  208. Все Православные Церкви негативно оценивают перспективы создания греко-католического патриархата на Украине. Русская православная церковь (16 февраля 2004).
  209. Сербская Православная церковь считает действия Ватикана в России "огромной ошибкой". Православие.Ru (12 марта 2002).
  210. История отношений между Русской православной и Римско-католической церквями. Досье. ТАСС (11 февраля 2016).
  211. Болгарская Православная Церковь отказалась от диалога с представителями Римско-Католической церкви. Православие.Ru (10 июля 2009).
  212. Андрей Васенев. Остров православия. Коммерсантъ (13 июня 2016).
  213. The Official Statement from Mt. Athos on the Pope's Visit to the Phanar (2006) (англ.). Orthodox Info (30 December 2006).
  214. Theodore Zissis. Uniatism : A Problem in the Dialogue Between the Orthodox and Roman Catholics // The Greek Orthodox Theological Review. — 1990. — № 35. — С. 21—31.
  215. Митрополит Пирейский Серафим подверг резкой критике деятельность Патриарха Варфоломея. Седмица.Ru (9 июля 2013).
  216. Иерофей (Влахос). Диалог между православными и римо-католиками. Православный апологет.
  217. Анна Амелькина. Диакон Андрей Кураев: «Католичеству нужны „русские мальчики“» // Профиль. — 2005. — № 13. — С. 28—29.
  218. СПГ призывает Алексия II разорвать все отношения с Ватиканом и начать активную миссионерскую деятельность на Западе. Сова (22 августа 2005).
  219. Митрович Миладин. Равеннский документ в свете политики Ватикана. Богослов.ru (20 мая 2008).

Литература

На английском языке
  • Nikolaos Asproulis. Metropolitan John Zizioulas of Pergamon // Orthodox Handbook on Ecumenism (англ.) / Pantelis Kalaitzidis, Thomas Fitzgerald, Cyril Hovorun, Aikaterini Pekridou, Nikolaos Asproulis, Guy Liagre, Dietrich Werner. — 1st edition. — Oxford: Regnum book international, 2014. — P. 254—257. — 962 p. — ISBN 978-1-908355-44-7.
  • Fr. Augoustinos Bairactaris. Ecumenical Patriarch Bartholomew // Orthodox Handbook on Ecumenism (англ.) / Pantelis Kalaitzidis, Thomas Fitzgerald, Cyril Hovorun, Aikaterini Pekridou, Nikolaos Asproulis, Guy Liagre, Dietrich Werner. — 1st edition. — Oxford: Regnum book international, 2014. — P. 185—189. — 962 p. — ISBN 978-1-908355-44-7.
  • Matthew Baker/Seraphim Danckaert. Fr. Georges Florovsky // Orthodox Handbook on Ecumenism (англ.) / Pantelis Kalaitzidis, Thomas Fitzgerald, Cyril Hovorun, Aikaterini Pekridou, Nikolaos Asproulis, Guy Liagre, Dietrich Werner. — 1st edition. — Oxford: Regnum book international, 2014. — P. 211—215. — 962 p. — ISBN 978-1-908355-44-7.
  • Bishara Ebeid. The Patriarchate of Jerusalem and the dialogue with the Roman Catholic Church // Orthodox Handbook on Ecumenism (англ.) / Pantelis Kalaitzidis, Thomas Fitzgerald, Cyril Hovorun, Aikaterini Pekridou, Nikolaos Asproulis, Guy Liagre, Dietrich Werner. — 1st edition. — Oxford: Regnum book international, 2014. — P. 348—349. — 962 p. — ISBN 978-1-908355-44-7.
  • Fr. Viorel Ionita. Pan-orthodox Decisions on the Ecumenical relations of Orthodox Churches – A survey and historical account // Orthodox Handbook on Ecumenism (англ.) / Pantelis Kalaitzidis, Thomas Fitzgerald, Cyril Hovorun, Aikaterini Pekridou, Nikolaos Asproulis, Guy Liagre, Dietrich Werner. — 1st edition. — Oxford: Regnum book international, 2014. — P. 116—121. — 962 p. — ISBN 978-1-908355-44-7.
  • Fr. Viorel Ionita. Bilateral Theological Dialogues of Orthodox Churches – a General Introduction // Orthodox Handbook on Ecumenism (англ.) / Pantelis Kalaitzidis, Thomas Fitzgerald, Cyril Hovorun, Aikaterini Pekridou, Nikolaos Asproulis, Guy Liagre, Dietrich Werner. — 1st edition. — Oxford: Regnum book international, 2014. — P. 457—472. — 962 p. — ISBN 978-1-908355-44-7.
  • Laurent Cleenewerck. His Broken Body: Understanding and Healing the Schism between the Roman Catholic and Eastern Orthodox Churches (англ.). — Euclid University Consortium Press, 2008. — 448 p. — ISBN 978-0615183619.
  • Alexei Dikarev. Proselytism as an issue for Orthodox engagement in ecumenism // Orthodox Handbook on Ecumenism (англ.) / Pantelis Kalaitzidis, Thomas Fitzgerald, Cyril Hovorun, Aikaterini Pekridou, Nikolaos Asproulis, Guy Liagre, Dietrich Werner. — 1st edition. — Oxford: Regnum book international, 2014. — P. 761—765. — 962 p. — ISBN 978-1-908355-44-7.
  • Metropolitan Chrysostomos-Georges Savvatos. Orthodox dialogue with the Roman Catholic Church // Orthodox Handbook on Ecumenism (англ.) / Pantelis Kalaitzidis, Thomas Fitzgerald, Cyril Hovorun, Aikaterini Pekridou, Nikolaos Asproulis, Guy Liagre, Dietrich Werner. — 1st edition. — Oxford: Regnum book international, 2014. — P. 487—489. — 962 p. — ISBN 978-1-908355-44-7.
  • Pantelis Kalaitzidis. Theological, historical, and cultural reasons for anti-ecumenical movements in Eastern Orthodoxy // Orthodox Handbook on Ecumenism (англ.) / Pantelis Kalaitzidis, Thomas Fitzgerald, Cyril Hovorun, Aikaterini Pekridou, Nikolaos Asproulis, Guy Liagre, Dietrich Werner. — 1st edition. — Oxford: Regnum book international, 2014. — P. 134—152. — 962 p. — ISBN 978-1-908355-44-7.
  • Dn. Augustin Sokolovski. Ecumenism of Faith and Ecumenism of History: distorted images of ecumenism in the today’s Orthodox perspective // Orthodox Handbook on Ecumenism (англ.) / Pantelis Kalaitzidis, Thomas Fitzgerald, Cyril Hovorun, Aikaterini Pekridou, Nikolaos Asproulis, Guy Liagre, Dietrich Werner. — 1st edition. — Oxford: Regnum book international, 2014. — P. 20—25. — 962 p. — ISBN 978-1-908355-44-7.
  • Fr. Georges Tsetsis. Ecumenical Dialogue in the Perspective of the Ecumenical Patriarchate // Orthodox Handbook on Ecumenism (англ.) / Pantelis Kalaitzidis, Thomas Fitzgerald, Cyril Hovorun, Aikaterini Pekridou, Nikolaos Asproulis, Guy Liagre, Dietrich Werner. — 1st edition. — Oxford: Regnum book international, 2014. — P. 321—326. — 962 p. — ISBN 978-1-908355-44-7.
На русском языке

Дополнительная литература

На английском языке
На греческом языке
  • Αρχιμανδριτης Καβαλιωτης Αποστολος. Ο Διμερης Οικουμενικος Διαλογος Ορθοδοξων Και Ρωμαιοκαθολικων (греч.). — 2014. — 336 с. — ISBN 9789600229868.
На итальянском языке
На русском языке
  • Э. Х. Зуттер. Официальный богословский диалог между Католической и Православной Церковью // Православная община. — 1995. — № 5. — С. 69—93.
На украинском языке
  • М. Шкрiбляк. Православно-католицький діалог кінця XVI—початку XVII cтоліть: постаті та провідні тенденції // Релігія та Соціум. — 2013. — № 1 (9). — С. 55—65.
На французском языке

Ссылки